eugene_df (eugene_df) wrote,
eugene_df
eugene_df

Categories:

Герхард. Кащей. Пропущенная глава.

По хорошему - эта глава должна быть сразу после того, как группа выдвигается на встречу с Николасом. Часть 5.5, грубо говоря.


...К деревянному ложу, сделанному, похоже, из цельного полированного продольного среза ствола, Василиса была привязана кожаными ремнями. Прикована так, что в принципе имела достаточно степеней свободы, что бы осмотреться, но недостаточно, для того, что бы дотянуться до браслетов и освободиться. Впрочем - даже если бы это у нее и вышло, судя по всему, толку было бы мало - браслеты не имели видимых застежек. Придя к выводу, что пока, вырваться не получится, Вася попыталась успокоиться и хотя бы понять куда ее занесло. К сожалению, помещение было освещено крайне плохо - причудливые и пугающие светильники в виде плошек с маслом, удерживаемых в руках человеческими скелетами - вымораживали. Вообще - в помещении было крайне прохладно, к тому же - девушку знобило от страха.

Тем не менее, определяться со своим положением было необходимо, так что девушка, дрожа всем телом, продолжила изучение доступного пространства.
Стены, похоже, были деревянными, и более того, бревенчатыми. Пол - точно составляли оструганные и полированные доски. Само ложе, на котором девушка располагалась - имело очень нехорошие желобки, наводящие на мысли о крови. К тому же, хотя ложе и было начисто вымыто, но в обманчивом свете плошек с маслом, девушка нет-нет, да замечала странные бурые пятнышки.

Пытка ожиданием длилась, впрочем, не долго. Где-то за границей освещенной зоны - хлопнула дверь. В круг света вошел человек в темном балахоне и блестящем панцире надетом поверх робы. На голове - красовалась трехзубцовая корона, украшенная каким-то самоцветом весьма внушительных размеров, установленном в основании среднего, самого длинного зубца. Лицо вошедшего пугало, да и вообще, с его появлением, на девушку накатил животный ужас. Казалось что в дверь вошла сама смерть.. Впрочем нет, нечто хуже смерти. Сморщенное, лицо было покрыто сухой, желтой, с просвечивающими через нее костями кожей. Нос хотя и был, но, похоже уже почти полностью провалился в череп. Жиденькие, неживые, стариковские волосы спускались из под короны, обрамляя лицо, больше похожее на череп. Из под провала носа и с подбородка свешивалась жидкая, но длинная бороденка, смахивающая на бороды китайских старцев.

Человек не придал никакого значения наготе лежавшей перед ним девушки. Он деловито вытянул над столом руки, похожие больше на сухие ветви и буркнул какое-то слово. Внезапно - огонь в плошках разгорелся гораздо сильнее.

Старик щелкнул пальцами и из темноты вышел хромая еще один человек. Василиса едва не задохнулась от страшного смрада гниения, нахлынувшего следом за подошедшим. В руках визитер удерживал огромный деревянный таз или лохань, наполненную кучей каких-то желтоватых тряпок.

- Сейчас ты испытываешь страх. Очень скоро тебе придется испытать и боль. Думаю тебе будет легче, если ты будешь знать, что испытываешь эти чувства в последний раз за свое существование - Василиса не сразу поняла, что старик обращается к ней - к вечеру этого дня ты будешь понимать, что то, что я с тобою сейчас сделаю, является для тебя же благом. Впрочем, допускаю, что сейчас ты не готова с этим согласится, но, это не имеет ни какого значения. В любом случае - чем больше ты будешь бороться и сопротивляться, тем больше времени займет твое перерождение, и тем больше мучений выпадет на твою долю. Если ты все поняла - мы начинаем.

- Пожалуйста... Мой отец заплатит любые деньги, все что угодно... Отпустите меня... - Василиса рыдала от страха и пыталась уговорить старика, хотя сердцем уже поняла, что это невозможно.

= Деньги? - рассеяно произнес ее пленитель - А зачем мне деньги? Ты здесь не ради этого. И не отвлекай меня больше. Ты, четвертый, поставь плошку на стол и начни наложение покровов.

К еще большему ужасу девушки - один из светильников-скелетов... ОЖИЛ. Скелет шагнул вперед, поставил светильник в углубление над ее головой, подошел к вонючему человеку и извлек из таза моток желтых бинтов. Старик что-то забормотал на неизвестном девушке языке. Вдоль поверхности бинта, обращенной к девушке - зазмеилась строчка из странных закорючек, светящаяся тусклым, зеленым светом и, как будто дымящаяся бледным, зеленоватым дымком.

Скелет подошел к девушке и деловито начал забинтовывать ее правую ногу, от носка к тазу. Девушка попыталась стряхнуть с ноги костяные пальцы, но скелет оказался невероятно силен. Васе удалось лишь поцарапать ногу о костлявую конечность.





Первое же касание бинтов - принесло чудовищный холод, а заодно и ощущение ужасного давления, сжимающего бинтуемую конечность. Больно не было. Пока не было, но было чувство, словно саму ее сущность закутывают в некий кокон. Василиса, в отчаянии принялась читать "Отче наш". Скелет отшатнулся, но в следующее мгновение, костлявая рука чудовищного старца запечатала ей рот. Когда он секундой спустя отпустил ее, девушка с ужасом осознала, что ее губы срослись.

Скелет вернулся к своему занятию. Когда бинты дошли до оков - браслет разомкнулся, что бы тут же сомкнутся на уже забинтованной части ноги. Иногда, на помощь скелету-бинтователю - приходили другие костяные слуги, которые помогали ему, поворачивая тело девушки в наиболее удобное положение и не давая несчастной вырываться и хоть как-то сопротивляться противоестественному ритуалу. Спустя примерно час - горка бинтов в кювете, пропитанных каким-то составом - уменьшилась на треть. Тело девушки, большей частью оказалось забинтовано. Обнаженными оставались живот, левая грудь и лицо. Скелет отошел от ложа по знаку колдуна (в том, что это именно колдун - девушка не сомневалась).

Василису колотило, но вместе с тем, под этими бинтами она ощущала себя как-то по новому. Словно все ее тело - стало другим. Впрочем, ужас не позволял ей прислушаться к новым ощущениям в полной мере.

- Это первая часть ритуала. Сейчас, твоя душа заключена в твоем теле и не сможет покинуть его что бы не происходило. Бинты удержат ее внутри. Теперь - мы можем перейти к следующей процедуре. Напоминаю, что борьба - лишь продлит агонию.

Из-за спины колдуна вышел еще один костяной слуга... И девушка беззвучно закричала в безысходном тоскливом ужасе. На подносе слуги - лежали, блестя сталью, страшные, изуверские инструменты.

Боль, когда лезвие острого, причудливо изогнутого ножа рассекло ее живот, прнзило Василису, заставив тело выгнуться в агонии. В первую секунду девушка думала, что умрет от боли, однако ни спасительного забытья ни смерти не наступало. Колдун крестообразно рассек пупок, после чего ввел в отверстие еще один нож, с лезвием вынесенном на длинной ручке. Василиса почувствовала как холодный металл движется внутри ее чрева. Сквозь мучительную боль - она ощутила новые спазмы, когда лезвие перерезало кишечник, упорно стремясь к печени. Короткое, выверенное движение вивисектора и одним рывком, ввергнувшим девушку в еще одну агонию боли, старик выдернул вырезанную печень через распоротый пупок. Еще пульсирующий, живой орган - рухнул на подставленный костяным слугой медный поднос. Василиса от боли уже давно перестала дышать, но и это не приводило ее к столь желанному забытью.

Между тем, крюк снова проник в дыру. Спустя еще несколько приступов невероятной боли, на фоне которой постоянная боль от разреза - просто перестала ощущаться - крюк выдернул одну за другой обе почки. Из раны отчетливо пахло экскрементами - садист не слишком-то беспокоился стерильностью своего операционного поля, иссекая кишечник вдоль и поперек. Впрочем, следущим стал именно кишечник. Хитро вывернутая железная конструкция, была введена в разрез и провернута там несколько раз, собирая на себя все, что нашлось в животе у девушки. Боль застила глаза и сводила с ума. Василиса потеряла счет времени, осознанию где она и что происходит... Ей казалось, что все, через что она сейчас проходит - лишь сон. Безумный сон, который должен закончится в самое ближайшее время.... Однако пока, проснуться не получалось...

Еще часом позже, промыв очищенное от внутренностей чрево девушки, колдун принялся деловито набивать его какой-то душистой травой, перемешанной с еще какой-то гадостью. Василиса не понимала, почему она еще жива, как она еще умудряется жить... Собственно, одно это, уже доказывало, что все происходящее лишь дурной сон - слуги-скелеты, колдун, страшные пытки... Она даже попыталась осознать сновидение, что бы взять над ним контроль, как ее когда-то учил тренер по йоге. Увы - ничего не получилось. Возможно потому, что отвлекала непрекращающаяся боль в животе. Когда была извлечена матка, колдун почему-то приостановил процедуру. Долго рассматривал извлеченный орган, затем хмыкнул и осторожно отложил его в сторону, после чего вернулся к своей ужасающей работе.

Закончив с животом, монстр предоставил одному из скелетов зашить пупок, а сам перешел к груди. Девушка, которая секундой назад думала, что перешла горизонт ужаса и отчаяния - сейчас в абсолютной панике смотрела, как нож приближается к ее левой груди. Впрочем - к панике примешивалась безумная надежда, что это станет последней точкой в ее жизни.

Когда, минутой спустя, маг вырвал из разреза ее, еще бьющееся сердце - она поняла, что надежда была тщетной. Ее израненное, изуродованное тело - отказывалось отпускать душу на волю.

Когда маг удалил легкие - она перестала дышать. Судя по всему - это уже не было нужно.

Боль - стала для нее всем. Весь мир сжался до боли. Поэтому на приближающийся к носу крюк - она смотрела уже со спокойной отрешенностью. Больнее ей стать уже не могло.

Она оказалась права. Когда мозг покинул ее череп, она, внезапно, осознала, что больше не чувствует ни страха ни боли. Лишь пустоту и абсолютную свободу.

Движением руки - маг отомкнул ей уста. К ее собственному удивлению, несмотря на отсутствие легких - она смогла каким-то образом сделать вдох и прошептать

- Кто я теперь....

- Ты моя бессмертная ученица и спутница. Я объясню все необходимое тебе позже. Пока тебе надо привыкнуть к твоей новой не-жизни. Впрочем - мой первый урок мы пройдем сейчас. Повторяй за мной: "То, что мертво - умереть не может".

- То, что мертво - умереть не может... - как зачарованная произнесла та, кто еще недавно была Василисой. И по мере произнесения этих слов - к ней стало приходить ужасное понимание их значения...

- Постарайся это осознать. Сейчас слуги закончат готовить тебя, после чего, освободят с алтаря. У тебя будет время разобраться во всем, а мне пока надо заключить части твоего тела в ритуальные сосуды. К тому же - ты принесла мне неожиданный и приятный сюрприз, который, теперь, надлежит использовать в полной мере. Набирайся сил - с каждым часом ты все глубже будешь познавать свое тело и все больше превращаться в то, чем я тебя сделал. Скоро - ты сама, по своей воле поблагодаришь меня за это.

Старик рывком развернулся и ушел. Два скелета (за время операции - их набралось в комнатке немало) принялись деловито бинтовать тело девушки. Теперь уже полностью. Когда бинты дошли до лица Василиса отдернула голову от их рук и прошептала:

- Не надо...

К ее удивлению - скелеты послушались. Сложив оставшийся бинт в лохань с бальзамирующим зельем - они отступили от алтаря. Сжимавшие руки и ноги браслеты разомкнулись.

Василиса легко села и спустилась с "операционного стола" на досчатый пол. Она уже не ощущала ни холода ни жары и не могла сказать - прохладен ли пол. Впрочем, ощущения были хотя и незнакомыми но комфортными. Или правильнее было бы сказать - отсутствие ощущений?

Девушка повернулась к столу - стоявший под ним медный таз был заполнен кровью. Ее кровью. Деловитые костяные слуги - уже отмывали алтарь.
Василиса снова набрала в грудь воздух, после чего громко и внятно произнесла:

- Подать мне зеркало!

Двое скелетов сорвались с места и умчались куда-то в неосвещенную часть комнаты. Спустя пару секунд они принесли огромное, старинное зеркало. Плошки все еще горели ярко и жарко, так что Василиса смогла рассмотреть себя в помутневшем от времени стекле. Изящная фигура девушки оказалась практически скрыта под слоями желтых, выглядящих древними, запятнанных кровью бинтов. Лицо ее приобрело как ни странно не бледный а скорее коричневатый оттенок. Глаза глубоко запали. Когда-то изящные щеки - уже избороздили намечающиеся от дегидратации морщины. Каким-то десятым чувством - девушка осознала, что состав из трав и солей, которыми ее, как чучело, набил ее Хозяин - делает свое дело, магически и быстро выводя из ее трупа лишнюю влагу и высушивая тело для лучшей сохранности.

От этих мыслей - она должна была испытать ужас, а почувствовала лишь обиду и разочарование, из-за слишком раннего увядания красоты. Впрочем, осколками себя прежней, все еще цепляющейся за какие-то уголки своего угасающего сознания - она поняла, что даже потеря красоты сейчас волнует ее слишком мало.

Взмахом забинтованных пальцев - она подозвала костяного слугу и указала ему на лохань с остатками бинтов. И почувствовала, что все происходит так, как надо, когда слой за слоем, бинты легли на ее лицо....
Tags: Герхард Берски фон Шпенглер, Литература, Мастерская, Обсуждение
Subscribe

promo eugene_df june 8, 2025 14:01 94
Buy for 100 tokens
Стало уже хорошим тоном - держать первым постом небольшой дисклеймер. Поддамся пожалуй этой моде и я. Итак, добро пожаловать в мой журнал. Заранее оговорюсь. Это нифига не дневник. "Литдыбров" здесь практически не бывает. В первую очередь - это дискуссионный клуб. Основные темы - это политика…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments