eugene_df (eugene_df) wrote,
eugene_df
eugene_df

Герхард. Кащей. Часть 6

Добираться до горного шале Николаса пришлось не только на автомобиле, но и на ратраке. Домик эксцентричного отшельника располагался вдали от типичных туристических трасс и был построен более двух веков назад. Сложенный из плотно подогнанных, обтесанных кусков камня, дом казался частью горы. Зная параноидальность личей, Герхард мог поклясться, что так, скорее всего и было – скалу наверняка пронизывали ходы, ведущие к ее сердцу. А зная могущество Николаса – проложили их скорее всего призванные из глубин Альп цверги.
В любом случае – запарковать ратрак пришлось метров за триста до дома. Путь преграждала каменная ограда высотой по пояс. Причем, при приближении к ней – Ивана скрутило ужасом до такой степени, что молодой человек был вынужден отползти обратно к ратраку. Только там, за пределами Сферы Отторжения – его отпустило. По всей видимости, Николас был настроен не особо гостеприимно. Старика, как обычно, следовало сперва заинтересовать. Из кузова ратрака, Герхард достал небольшую медную треногу, с чашей на вершине и подвешенным под ней на серебряной нити янтарным маятником. Повертел чашу в руках, после чего направился к калитке. Охранные заклинания должны были ощутить, что приближается маг, тем не менее, поле Сферы не спало, исправно пытаясь дотянуться до нервов Герхарда. Печать, разумеется, атаку держала. Тем не менее – Герхард обиделся.
Бегло осмотревшись – он обнаружил более-менее ровную площадку, где и закрепил треногу. Над чашей – он занес левую руку и провел по ладони пальцем правой, произнеся Слово Отмыкания. Прямо под пальцем – плоть разошлась, обнажая огромную, кровоточащую рану. В чашу брызнуло подношение. Досчитав до трех – маг замкнул рану обратным заклятием и встряхнул рукой, обрызгивая остатками крови треножник. Все еще видимая Кадэнс, на время сотворения одного из Кровавых Заклятий – предпочла остаться рядом с Иваном и теперь комментировала происходящее:
- Сейчас он наполнил жертвенную чашу и может обращаться к Силам. В нашем случае, полагаю, земли.
- А я думал ладонь жертвенным ножом рассекают…
- Вот еще – больно, не гигиенично и заживает долго. Проще разомкнуть чарами. Идея-то не в том, что бы помучиться а в том, что бы удовлетворить Силы. Кровь они любят. А на пытки и прочие ужасы – им, откровенно говоря, наплевать. А вот те, кому не наплевать – нам тут совершенно не нужны. Они только испортят все.
Маг, между тем, закончил подготовку. Одной рукой он тронул маятник, запуская его, другой же, странным жестом направленным в жаровню – заставил свою кровь гореть. Дым, поднявшийся над жаровней приобрел форму лица. Губы разошлись, приоткрывая пылающую гортань.
- Интитулатум… Твоя кровь вкуснее многих. Можешь просить достойной платы.
- Мне не так много надо, Земля. Я лишь хочу слегка встряхнуть это место. Самую малость, что бы хозяин дома понял что у меня самые серьезные намерения…
- Встряхнуть… дом? Ты просишь о малом, я останусь в долгу. Я не люблю долги. Я могу встряхнуть для тебя гору.
- Гору – не нужно. Я прощаю тебе весь долг. Лишь встряхни обиталище мертвого мага.
- Я не люблю долгов. Мы сочтемся. Скоро. Я знаю это. Позови – и я отвечу тебе. Сейчас же – я исполню твою просьбу.
Огонь вспыхнул ярко и тут же потух. Дым развеялся. А затем, с глухим ворчанием, гора едва заметно вздрогнула. Похоже, радиус и правда был точечным – нависающая на соседнем склоне шапка, уже готовая стать лавиной – даже не шелохнулась. Зато в домике распахнулась дверь. На порог выскочил практически голый, не считая видавших виды панталонов и турецких туфель без задников старик. Судя по решительности, с которой он направился к путешественникам – приветствие Интитулатума ему не понравилось.
- О! Николас! Рад тебя видеть! Как идут исследования?
- Не могу ответить взаимностью, Герхард. Ты только что отбросил меня минимум на неделю. И если тебе нечем скомпенсировать мне причиненный ущерб – готовься к поединку, который станет для тебя последним.
- Как всегда – само обаяние. Мертвый Мастер, скажи, я хоть раз приходил к тебе с пустыми руками, без подарка и интересной истории?
- Не приходил… Погоди, у тебя что-то для меня есть?
- Сразу бы так.
- Покажи! Ну покажи скорее – что это? – похоже, древний лич полностью переключился на новую тему, забыв о том, что несся карать нарушителей. Герхард никогда не мог понять – это свойство характера мертвого мага, или его игра в престарелого дурачка. Впрочем, как человек опасливый, Герхард обычно исходил из второго.
- Посох Испытания Доброты. Красив, эффектен, бесполезен. Все как ты любишь. Не исключаю даже, что через пару десятков лет он в уже обезвреженном состоянии всплывет где-то в мире.
- Хм… Ну, это интересная вещь… Может быть я даже действительно выпущу ее… Из чистого любопытства, разумеется.
- Ну разумеется! «Добрый лич» - да кто в этакую ересь поверит-то?
- Именно. Зато я хоть и не добрый, но благодарный. История длинная или ты избавишь меня от необходимости поить тебя какао?
- Не избавлю. Бруня готовит слишком хорошее какао, что бы я отказался от возможности лишний раз его попробовать.
- Я даже не сомневался. Так ей и сказал – «готовь какао, пока я буду отрывать им головы. Они в любом случае у меня его выпросят». Входите – сфера снята. Кстати, а тебе не проще было просто дойти до дверей и постучать? Тебе же откровенно наплевать на мою Сферу – с твоей то печатью.
- Ну, если честно, хотелось слегка пофорсить перед самым уважаемым из своих учителей.
- Учителей?! – Иван впал в прострацию. Кадэнс, похоже, тоже была вынуждена подбирать с пола челюсть.
- А, ну это долгая история. Лет десять назад – меня занесло в эти края в поисках одного из запретных сокровищ цвергов…. Ну и Николас мне очень сильно помог и даже поднатаскал в некромантии.
- В азах некромантии, Герхард. В азах. Ты талантливый разгильдяй, которому Искусство дается легко, и который именно поэтому относится к нему спустя рукава. Что бы стать хорошим некромантом – тебе нужна усидчивость и системность. Вот как у твоего спутника – я вижу это по его ауре. Жалко в магическом отношении – он полная пустышка. Впрочем – я мог бы попробовать на нем одну мою свежую разработку….
- Разработку? На мне? Попробовать?
- Ну да – алхимическое зелье. Оно привяжет к тебе небольшого стихийного духа, что наделит тебя могуществом мага средней руки. Дальше – вопрос таланта. Хорошо обученный «среднячок» легко может побороть талантливого охламона, вроде Герхарда, к примеру.
- Вы серьезно?
- Молодой человек – мертвые маги не шутят. Мы, знаете ли, лишены чувства юмора.
- Врет. Как сивый Мерлин. С чувством юмора у него все отлично. У него другие чувства атрофировались. И не связывайся с его экспериментами – у него отрицательный результат…
- Это тоже результат. Все верно. Магия – это системная наука, такая же, как физика, к примеру. Я над общей теорией магии – работаю без малого четыреста лет, и надо сказать – подвижки огромные! Не хватает только фактологии, экспериментальной части: мало добровольцев.
- Наверное потому, что дохнут как мухи.
- Бывает. Однако – они добровольцы. Я же не монстр какой – насильно людей умерщвлять, пусть даже ради науки.
- Вот! Запомни Иван: разница между добрым и обычным личом в том, что обычный не считает зазорным пустить тебя под нож ради прорыва в исследованиях. А добрый перед этим сделает все, что бы ты пошел на это добровольно и с песней.
- Между прочим, в этой добровольности – огромнейшая разница! И заметь, все, кто умерли служа моим целям – были мною воскрешены.
- В виде зомби.
- В виде ВЫСШИХ зомби. Осознающих себя, не зависящих от плоти людей и практически не гниющих. Особенно тут, в горах.
- ХВАТИТ!!!! – Иван не выдержал и взвыл в голос – у меня от вас двоих уже голова раскалывается!
- Это твой клиент?
- Один из.
- Т.е. он может тебе хамить?
- В разумных пределах.
- Распускаешь. Роняешь в их глазах престиж нашей профессии. Скоро к магам будут относится как к обычным наемникам.
- Не дождутся. Давай и правда по какао, а потом – ближе к делу?
В гостевой комнате домика – было натоплено, хотя тепло явно носило магический характер: камин просто не успел бы обогреть комнату за такое короткое время. Собственно над камином колдовала над небольшим котелком Брунгильда – пожелтевший от времени скелет в переднике и чепчике. Впрочем – это при взгляде сквозь очки. Иван, к примеру, наблюдал сейчас симпатичную, хотя и несколько избыточно пышную девицу средних лет, улыбчивую и шуструю, разве что очень молчаливую. Иллюзия была настолько хорошо наложена, что даже Печать не блокировала ее полностью, позволяя Герхарду видеть образ глядя над очками, пусть и в несколько призрачном виде, со слегка просвечивающим сквозь плоть образа скелетом.
Минут десять спустя – перед Иваном, Герхардом и материализовавшейся ради такого дела Кадэнс – стояло по огромной кружке с раскаленным шоколадным напитком. Бруня даже расшедрилась на маршмаллоун. Сам хозяин дома уселся подальше от камина, и смотрел на гостей с видом доброго дедушки привечающего давно не навещавших его внучков. Иван отметил про себя, что никогда бы не догадался, что существо сидящее в пяти метрах от него – технически мертво. На теле, все еще голом по пояс, не было следов гниения. Кожа не выглядела мертвой, скорее просто по стариковски сухой. Даже цвет был скорее розовым, чем пергаментно-желтым, как представлял себе это Иван. Лицо старика и вовсе выглядело совершенно живым. Сохранилась даже мимика – заметив что его разглядывают дед ехидно осклабился.
- Вы, молодой человек, полагаю, сейчас пытаетесь понять: дядя Герхард говорил что-то о «личе», а перед вами, почитай, живчик сидит?
- Ну… Да… Может быть – иллюзия?
- Молодец! Прекрасная догадка! Вот был бы магический талант – точно взял бы тебя в ученики. Может все же проведем мой маленький эксперимент? Нет? Ну как хочешь. Надумаешь – заезжай. Желательно без этого неблагодарного свинтуса. Да, о чем я? Иллюзия… Ты знаешь, догадка хорошая, но нет. Для Бруни например – это очень хороший вариант – старый маг щелкнул пальцами, сбрасывая иллюзию со служанки-скелета. Герхард не повел и бровью, расслабившаяся, и потому не включавшая Небесное Око Кадэнс – просто подавилась. К чему-то подобному, пусть и подсознательно, она была готова. Зато Иван от души окропил пол какао и теперь нервно вытирал рот тыльной стороной левой руки, недоверчиво косясь на огромную деревянную кружку в правой.
Заметив, что хозяин снял с нее камуфляж, Бруня зыркнула, насколько это вообще было возможно с мимикой черепа, на старого лича и высоко вздернув костяной подбородок удалилась куда-то в глубины дома, громко хлопнув за собой дверью и напустив в протопленное помещение немало холода.
- Вань, пей спокойно какао. Поверь, костяные пальчики Бруни – гораздо чище твоих «мясных колбасок». – Герхард подал своему молодому спутнику пример, сделав огромный глоток, действительно изумительно вкусного напитка.
Хозяин дома – искренне наслаждался происходящим, давясь от еле сдерживаемого смеха.
Кадэнс подумала еще пару секунд, облизнула губы, после чего философски решила, что ей, как ангелу, вообще наплевать какими руками готовили столь божественное какао, после чего зарылась в кружку носом.
Иван, все же, не сумел справиться с брезгливостью и аккуратно, что бы не обидеть хозяина, поставил кружку на стол.
- Секрет, молодой человек, не в иллюзии. Просто я первый и единственный некромант в мире, который сумел найти максимально щадящий рецепт Перехода. Мое тело, некоторым образом, даже не мертво. Нет, безусловно, как и положено, мой дух привязан к филактерию и я бессмертен. Но вместе с тем – я сумел сохранить в себе столько жизни, сколько было возможно.
- Николас, при жизни, был очень добродушным и жизнерадостным человеком – пояснил Герхард – и терять все это ради чисто академического существования в режиме ученного сухаря его совершенно не тянуло. В общем, тут он говорит чистую правду. Он действительно разработал уникальный ритуал на стыке магии смерти и магии жизни. Абсолютно уникальный…. И абсолютно бесполезный для всех, кроме, собственно, Николаса. Что бы все получилось – надо при жизни обладать склонностями и характером нашего полумертвого друга. А жизнерадостность и некромантия – ну… Как бы не очень совместимы. Я уж не говорю о том, что бы умудриться проводить через себя эманации Смерти, необходимые для сотворения заклинаний некромантии и вместе с тем, Свет, характерный для школы Жизни.
- Ты, между прочим, тоже серо-буро-малиновый маг. – ехидно заметил Вилланова.
- Серо-буро-малиновый, это, во всяком случае, непротиворечивая гамма. В общем – старик и правда уникум, перед которым не грешно и шляпу снять. И именно поэтому – он единственный лич, который опускается до дел мира смертных и даже, нередко, нам, смертным, помогает. Добрый лич. Как бы безумно это не звучало.
- Ну все, захвалил. Подлизываешься, а приятно. Ладно –давайте, излагайте, с чем пожаловали?
Tags: Герхард Берски фон Шпенглер, Литература, Мастерская
Subscribe

promo eugene_df june 8, 2025 14:01 94
Buy for 100 tokens
Стало уже хорошим тоном - держать первым постом небольшой дисклеймер. Поддамся пожалуй этой моде и я. Итак, добро пожаловать в мой журнал. Заранее оговорюсь. Это нифига не дневник. "Литдыбров" здесь практически не бывает. В первую очередь - это дискуссионный клуб. Основные темы - это политика…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments