eugene_df (eugene_df) wrote,
eugene_df
eugene_df

Category:

Окончание

***
- «Гамма», срочный выезд!!! Повторяем – срочный выезд! Группе – пройти на вертолетную площадку!
Металлический голос оповещения разлетелся по всей московской базе ОРПП. Сидевший за столом в кафетерии Серов аж подавился бутербродом с черной икрой. Было обидно, надо сказать. В первую очередь за произведенное впечатление – обедал он не один, а с Мариной. Да, разумеется романтика на службе не приветствовалась, да и Марина не так давно потеряла близкого человека… Но – сердцу не прикажешь, да и сам командир группы, в это же время, в этом же кафе пил кофе вместе с Ольгой. Причем, если с Мариной, формально, это были дружеские посиделки, то вот у Олега с Ольгой – было вполне официальное свидание. И даже не первое, что самое интересное.
Впрочем – если используется общее оповещение, то, (Илья это уже знал), значит дело очень серьезное. Значит – вопрос жизни и смерти. А точнее – жизней и смертей. В общем – времени на философию нет.
Они с Мариной сорвались с места мгновенно. Олег – еще умудрился чмокнуть Ольгу в щеку, на прощание, после чего прибавил ходу что бы ни от кого не отставать. Впрочем – первым был Павел. Он уже расселся в салоне «вертушки» и в данный момент крутил в руках блок своего УГТ.
«Вертушка» ломанулась вверх еще до того как народ успел рассесться. Привычные к таким делам Олег с Ильей даже бровью не повели. А вот Марину Илье пришлось ловить. Впрочем – нельзя сказать что бы это вызвало у него какой-то протест. Скорее уж наоборот.

Пока вертолет набирал высоту и наводился на правильный курс – в УГТ команды появилось лицо генерала Самойлова. По старинной традиции ОРПП, брифинги московским оперативным группам читал обычно он лично.
- Итак, бойцы. Пятнадцать минут назад, на пульт дежурного по северному округу – поступил сигнал от гражданина Талькова, Юрия Семеновича. 28 лет. Член сборной по «страйкболу». Ну, знаете, это такие ребята, которые в детстве не наигрались в войнушку. В общем эти идиоты устроили пострелушки на территории бывшей психушки. Причем ДРЕВНЕЙ (генерал очень четко выделил интонацией это слово) психушки. Еще «докорсаковской». («Ой-ой-ой» понимающе пробормотала Марина). Если коротко – тех времен, когда в число методов лечения входила, например, целебная ампутация конечностей. Мало ли – может шиза в конечностях сидит? Что интересно – даже иногда помогало. Правда, я подозреваю, в большей степени в силу стресса испытываемого организмом. Ну и возможно страха. А ну, если не исцелишься – что они следующим отпилят? – генерал хохмил, но глаза были заледеневшими. Судя по всему ситуация была и правда критической.
В общем – если обработать весь поток сознания потерпевшего – весь его отряд остался внутри. Сам он что бы позвать на помощь – прыгнул в окно, когда представился шанс. Кстати, Марина, окажи ему медицинскую помощь на своем уровне. «Традиционная медицина», насколько я понимаю, ноги ему уже не спасет.
- Товарищ генерал, что нас ждет внутри? – Олег собрался и готовился действовать быстро и решительно.
- Из того что вычленили из слов Юрия – фантомные проявления очень высокого уровня. В принципе – ситуация не совсем новая, подробнее вам Марина рассскажет. Могу только сказать, что ситуация и правда очень сложная. Спасите кого сможете, найдите ядро манифестации. Уничтожьте его любой ценой. Если что – сильно не рискуйте. Все ясно?
- Так точно, товарищ генерал! – слаженный ответ положил конец коференции, так что, как только лицо генерала исчезло с экранов – все лица слаженно повернулись к Марине. Девушка от такого внимания даже мило зарделась.
- Да-да, я поняла. Мне теперь за шефа отдуваться. Вот она справедливость! - Марина тряхнула гривой золотистых волос и решительно начала:
Психиатрические клиники становятся зоной накопления негатива очень и очень часто. Сами подумайте – сколько это поломанных жизней, разбитых надежд, сколько боли, мук…. А помимо того – еще и методы лечения. Это отдельная песня. Ну и самое страшное – многие психи являются попутно каналами манифестации пробоя браны между нашим и тонким миром. Долго объяснять почему и как, но факт то, что вокруг них количество чудес заметно выше чем в норме.
Так что, по хорошему, бывшие дурки стоит сносить, а место еще и просыпать солью и отмаливать всеми религиями чохом. Увы – этого не делается. Особенно в этом смысле – страшны старинные дурки. Генерал сказал правильно. Так называемая «психохирургия» сводится не только к лоботомии. Хотя и лоботомия тот еще ужас. В общем – вся эта тьма, рано или поздно, достигает критической массы. Последствия – страшны. Зло вырывается. Берет под контроль клинику. Как правило, пока клиника работает этого не происходит, хотя, у наших заграничных коллег пара случаев была. В частных клиниках. Зато в заброшенных – достаточно просто «искорки». Песчинки, что бы начался обвал.
Что-то, видимо, наши горе-туристы сделали. Нарушили равновесие. И получили манифестацию. Сейчас – весь ужас, вся боль, вся безнадега больных – образовала квазиличность, которая в настоящий момент совершенно хаотично выплескивает все свои составляющие наружу. Загасить эту дрянь важно еще и потому, что оно само себя накручивает. Чем больше жизней оно успеет поглотить – тем сильнее станет. Чем станет сильнее – тем дальше дотянется. Чем дальше дотянется…
-…Тем больше жизней поглотит – пробормотал Илья. – Прости что перебил, солнце. (обращение «солнце» вызвало целый шквал недоуменных взглядов от коллег. Самое обидное что недоумение читалось и во взгляде Марины… Хотя… Возможно Илье показалось, но читалось там и что-то еще…
Вертолет заложил вираж над поляной перед главным корпусом лечебницы, после чего виртуозно притерся почти вплотную к пазику. Группа «Гамма» в полном составе выгрузилась наружу. Первым делом – Марина побежала в Пазик. Там, на полу, заваленный грудой снаряжения, но еще живой, сжимал в побелевшей руке мобильник Юрген. Уже теряя сознание он бормотал сквозь накатывающую тьму – «они там одни… Они там одни…». Взгляд на его ноги ужаснул даже видавшего виде биотика. Впрочем – ничего невозможного ситуация от Марины не требовала.
Вздохнув, девушка положила руки на торчащие кости ног Юргена. Закрыла глаза. Сосредоточилась….
Спустя еще пять минут, немножко утомленная но готовая к продолжению операции Марина – вышла из салона автобуса. Позади остался спящий, но вполне живой и здоровый Юрген, ногам которого уже ничего не грозило. Попутно, на чистом автомате, Марина подправила и легкий но застарелый сколиоз. Беда биотиков – неумение останавливаться на полпути.

Группа еще раз проверила снаряжение, зарядила в автоматы и пистолеты магазины снаряженные пулями из сплава (точнее поковки) хладного железа и серебра, и вошла в здание….
***
***
***
Кот вздрогнул и прижался к стене спиной. Чуть дальше – Флеш тяжело дыша, спешно переснаряжал магазины от «кольта». Шаги из коридора слышались все ближе.
Это был Дог. Старина Дог, с которым буквально вчера Кот сидел в «Бундоке» и пил пиво. Сейчас, шаркая голыми костями ступней по полу, и неуклюже размахивая восемью руками, Дог гнался за ними. Впрочем, самое ужасное было даже не это. Больше всего пугал его живот. Мышечная сумка была хириргически удалена, открывая взору сизое переплетение внутренностей. Из кишок – было собрано некое подобие губ. И при виде бывших друзей – Дог, внезапно, ЗАГОВОРИЛ. Животом. Точнее кишками. Голос у Договых кишок оказался детский и, какой-то беззащитный.
«Привет! А давайте? Я вожу! Ты будешь кактусом! А ты – оранжевый!»
К огромному разочарованию Кота – Дог выстрелы из его карабина проигнорировал. Не помог и пистолет Флеша. Зато, последний потерял время, пока вел огонь, и подпустил чудовище слишком близко. Дог, с развороту вогнал пальцы верхней правой руки в плечо другу Кота. Кот окончательно озверел, выхватил припасенный под рюкзаком длинный боевой нож, и рубанул Дога по торчащим из плеча друга пальцам. Дальше оставалось только подхватить Флеша за лямку и тащить за собой.
- Слушай… Что-то мне совсем херово, Котяра… Ты это, дай мне слово – если я совсем буду никакой…. Глотку мне что ли перережь. Что бы я этим… Этому – живым… Не хочу так…
- Держись брат! Вырвемся! Сейчас только до входа добраться. А там – прорвемся на улицу. К остальным…
- К каким остальным, Кот… Это же Дог был, ты не узнал? Он же выходил…
Кот уже давно понял этот факт… Но в данном случае, признать – значило сдаться. Шаги внезапно прекратились. Бывшый Дог постоял пару секунд неподвижно, а затем шаги с утроенной скоростью зашлепали прочь. Кот выдохнул сквозь зубы, спрятал нож в ножны и повернулся к Флешу. Флеш был совсем плох. Пальцы оставшиеся в ране после удара ножом – похоже «пустили корни». Под разодранным камуфляжем – была видна покрытая вздувшимися черными сосудами кожа. Входные отверстия ран омерзительно вздулись и сочились каким-то зеленым, соплеобразным гноем. Причем, Кот заметил это только сейчас, гной этот омерзительно пах. Так как рана находилась практически под самой ключицец, Флеш не мог ее нормально осмотреть, но по лицу друга понял все.
- Отбегался, да? Только без пездежа давай, брат. Не первый год в связке.
- Похоже брат… - Кот сплюнул.
- Значит кранты… Я же чувствую… Кот, уходи. К дверям иди. По дороге собери… Кого сможешь… Я кажется понял почему наши пули не берут…. Этот из наших… Он пуль… Не боится… Мой ствол – забери… А мне – нож в сердце. Не забудь. Давай, прямо сейчас, пока чисто.
- Бля, Флеш… - наверное в первый раз в жизни… Ну может за исключением совсем голожопого детства, Коту хотелось плакать… - ну как я тебя зарежу?!
- Молча – страшно осклабился, пытаясь улыбнутся Флеш. – Тут итак очень плохо. Самоубийство – слишком большой грех…
Кот достал нож. Посмотрел на лезвие, на друга. В это время у Флеша пошла горлом кровь. Не красная. Черная и как будто уже сгнившая. Он дернулся пару раз и затих, голова упала на плечо. Кот досчитал до ста. Затем аккуратно вынул из нагрудного кармана Флеша пачку сигарет, вытащил одну. Достал из другого кармана друга «трофейную» зажигалку. Прикурил.
Закашлялся от непривычного дыма. Стоически выкурил сигарету. Тщательно, методично затушил окурок.
После чего, резко, одним движением, даже, как-то, буднично – вогнал нож в грудную клетку трупа. Флеш, неожиданно для Кота дернулся, даже приподнял голову, шевельнул страшными, черными от запекшейся крови, губами, и затих. Теперь уже – навсегда.
А в самом Коте – как будто что-то сломалось. Он абсолютно спокойно извлек нож из грудной клетки друга, вытер клинок об его же одежду, после чего поднялся, и, захватив сигареты, зажигалку и пистолет – потрусил туда, где, как ему казалось, ждал его выход.
***

- Боже… Не стоило мне сюда идти… - простонала Марина держась за голову. Под глазами всегда прекрасного биотика – красовались синяки. – Это здание… Эти голоса… Я же слышу их всех….
Павел дал короткую очередь в сторону очередной мелькнувшей сгорбленной тени. Судя по отсутствию заметного эффекта – не попал. Илья покачал головой и поудобнее перехватил магазинный дробовик. Для боя внутри помещений, он, по старой памяти, предпочитал именно это оружие.
Олег, контролирующий тыл их отряда обеспокоенно обратился к прислонившейся к стене Марине:
- Слушай, может быть задействовать «форсаж»? Глядишь найдем логово раз в пять быстрее.
- Можно по…
- Что? - Олег удивился звукам и повернулся назад… Что бы увидеть как девушка исчезает в стене, втягиваемая туда двумя сухими и длинными конечностями «медсестры». Впрочем – данный монстр, был уже хорошо известен спортсменам. А вот оперативники наткнулись на него впервые.
- Какого!!!! Отряд, внимание! У нас потери! Включить на УГТ режим отслеживания маячка агента Шереметьевой. Идем за ней быстро. Все что движется и попадается на пути – нейтрализуем. Вперед!
***
Пчелка осталась одна. Четверть часа назад, Мейва уволокли. Она как могла пыталась помочь, но ее просто отшвырнули. Так сильно, что она, как ей показалось, потеряла сознание. Когда пришла в себя – ее мутило. Голова шла кругом. А у выхода из палаты в которую они забежали, потому как увидели, как им показалось, кого-то из ребят – валялся теперь, как напоминание, только рюкзак. Пчелка уронила свой рядом, достала из него флягу, и, бросив все остальное – пошла, покачиваясь куда глядели глаза.
Как ни странно – монстры ей совершенно не попадались. Зато – сильно изменился пейзаж. Часть пути она прошла по влажно причмокивающим от каждого шага плитам пола, которые под ее ногами отчаянно пульсировали в разнобой. Присмотревшись – она поняла что ступает по чьим-то сердцам. Один раз – выйдя на лестницу, она обнаружила что над ее головой пробежали вверх тормашками трое плечистых мужиков в черных плащах. В голову лезла какая-то фигня об ассоциативных рядах и неевклидовом пространстве. Еще несколько поворотов и этажей спустя – она обнаружила себя, похоже, в подвале. Прямо перед Пчелкой, в конце не очень длинного и широкого коридора, заставленного пустыми каталками, на которых валялись скомканные, грязные, пропитанные пятнами крови простыни, красовалась чуть приоткрытая ржавая железная двустворчатая дверь. Позади – остался лабиринт лестниц, скрученного пространства и монстров. Пчелка бросила взгляд через плечо, судорожно вздохнула и подкралась к двери.
Как ни странно – ничего особенного за ней не было. Кафельная комната, выложенная кривой и старинной, мелкой коричневой плиткой, уставленная мраморными столами. Да, в комнате было грязно, но не более того. Сзади, со стороны лестницы, послышался шум чьих-то шагов. Пчелка придушенно пискнула и порскнула в щель. Как только она оказалась внутри – дверь за ней тихонько защелкнулась….
Кот услышал слабый хлопок двери на пролет ниже и прибавил шаг. Он уже усвоил, что духи больницы – появляются совершенно бесшумно, а значит впереди был кто-то из ребят. Вывернув с лестницы – он увидел закрытые ржавые железные створки. В призрачном свете наполнявшем психушку – можно было, хоть и с трудом, прочитать надпись на створках: «Морг». Кот чертыхнулся и попытался открыть двери. Разумеется – они были заклинены.
Защищенное оборудование ОРПП в условиях царящей в измененном пространстве больницы пси-бури – держалось достойно. Научники в ОПИ явно не зря ели свой хлеб. Оперативники шли через больницу без остановок. Видимо, их целеустремленность сказывалась – реальность дурки трещала, но поддавалась. Как бы ни хотелось сущности проснувшейся в этой больнице закрутить агентов в своей карманной реальности – сделать этого, во всяком случае полностью, не удавалось.
Тройка агентов в полной боевой готовности – приближалась к подвалу.
Сзади – задергалась дверь. Пчелка окончательно потеряла самообладание и бросилась вперед, оскальзываясь в лужах крови. С каждой секундой – обстановка ухудшалась. Свет, до этого яркий и холодный – стал тусклым и мерцающим. Комната наполнилась странными тенями. Пол оказался покрыт капающими вверх кровавыми пятнами. Отшатнувшись от одной из луж – Пчелка потеряла равновесие и попыталась опереться на стоявший сзади нее секционный стол… И едва не потеряла сознание, когда обнаружила, что дотронулась до чего-то холодного и мягкого. Резко обернувшись она увидела аутопсированный труп. У покойника отсутствовала крышка черепа, кожа скальпа и, частично, лица – была стянута чулком к подбородку. Сама взрезанная крышка и извлеченный мозг – лежали здесь же, на невесть откуда взявшемся приставном столике из нержавейки. Теряющая остатки разума девушка отшатнулась от ужасающего зрелища. Тем временем труп внезапно резки сел и повернул ужасающую, деформированную харю к Пчелке. Рука, слепо нашарила мозг, после чего труп добродушно осклабился и протянув ей ухваченное пробулькал «Хочешь?». Пчелка сама не заметила как оказалась возле какой-то неприметной дверцы в другом конце секционного зала. Толкнулась раз, другой… Дверь поддалась и она оказалась в чудовищном анатомическом театре.
Кот услышал визг. Похоже, это был голос Пчелки. Пчелка, или Катя - вне полигона, появилась в их команде полтора года назад. Пришла она с Максом, мажористым парнем из МГИМО. Макс продержался две игры, после чего отвалился сам. Пчелка – осталась. Более того – за эти полтора года она из гламурной кисы – превратилась в надежного, хотя и не лишенного определенной толики «синдрома принцессы» члена команды. В отличии от перешедшей в команду от конкурентов год назад Стрелки, Пчелка была, пожалуй, более женственной и менее боевой. Но с другой стороны – в качестве командного «офицера по связям с общественностью» и просто переговорщика ей цены не было. Коту Пчелка всегда нравилась. В отличии от немножко мужиковатой Стрелки – в ней была изюминка. Впрочем – это было уже не существенно. Главное – один из друзей Кота был в опасности. Кот окончательно озверел и впечатался в двери плечом. Дверь слегка поддалась. Кот удвоил усилия….
Вайпер с трудом открыл глаза. Прямо перед своим лицом он увидел омерзительную харю, лишенную нижней челюсти, с единственным глазом во лбу. Заметив что человек проснулся, монстр отодвинулся от него, пощелкивая шприцами-жвалами. Вайпера мутило. Поведя головой – он обнаружил что вертикально распят на поставленном на попа хирургическом столе. Висков коснулось холодом. Вайпер успел плотно сжать челюсти, а затем тело выгнуло дугой от высоковольтного разряда. На то, что бы прийти в себя после – ему понадобилась почти минута. Когда тьма в глазах рассеялась – Вайпер попытался осмотреть пространство вокруг себя. «Поджаренный» мозг отказывался работать в полную силу, и тем не менее – ему показалось что зал анатомического театра полон. Кажется он даже разглядел в дальнем углу лицо Пчелки. Ну а напротив него, деревянным шагом вошла удивительной, неестественной красоты девушка. Девушка уже была одета в характерный халатик «медсестер» с которыми Вайпер уже сталкивался пока прорывался к выходу. Однако – следов разложения или ампутаций – у этой пока не было. Вайпер успел даже подумать о том, что в их группе таких точно не было, а для старого фантома девушка уж больно современная (чего стоила к примеру грудь необъятного размера и явно искусственного происхождения), а затем виски снова пронзил разряд, а где-то возле предплечья раздался визг хирургической пилы.
Пчелка потеряла способность сопротивляться, пугаться… Фактически – сил у нее не осталось ни на что. Поэтому когда прямо перед ней возникло лицо Стрелки, тронутое характерным для этого проклятого места тленом, сквозь дыру в щеке которой просвечивали зубы – она даже не удивилась.
Стрелка, похоже, после захвата – была обращена в типичную «медсестру». Руки бывшей подруги-конкурентки уже превращались в характерные корнеподобные «хваталки», глаза уже стали мутными, тело было упаковано в заскорузлый от крови халат… Тем не менее – Пчелку она видимо узнала. Во всяком случае подойдя ближе – зашипела как сломанный патефон, после чего выдала:
- Длина вытянутого мозга 620 метров. На 621-м метре мир становится белым…
- Ччччто???? – От непонимания Пчелка даже в какой-то мере начала выходить из ступора. Как говорится – клин-клином выбивают. Немного ожив – она заметила что на арене анатомического театра распят Вайпер, к которому приближалась еще одна «медсестра». Блондинистая, и, явно, более сохранная чем встречавшиеся ранее. Над самим Вайпером – колдовало несколько ранее не встречавшихся Пчелке уродов. Впрочем – созерцать картину творящуюся внизу аудитории Пчелка смогла не долго. В поле зрения снова появилось лицо Стрелки… Или того что теперь заняло ее тело…
- Это стратегически важный план. Пальцы отрезаем по одному, начиная с последней фаланги. – сказало существо, мертвой хваткой вцепляясь в плечо Пчелки. Девушка взвыла от боли, а «медсестра» начала выворачивать ей руку. Пчелка попыталась оттолкнутся ногой, но – монстр был нечеловечески силен.
Из живота Стрелы, неожиданно, разрывая халат, вырвались две тонкие, костлявые ручки заканчивающиеся хирургическими скальпелями. Пчелка отстраненно подумала, что слышала краем уха разговор, что Стрела недавно залетела…
И вдруг – все закончилось.

Кот вбежал в анатомичку даже не задумываясь. Дверь ему пришлось открывать почти три минуты. Что могло случится за это время – одному богу было известно. Но спасти хоть кого-то он был просто обязан. Хотя бы для того, что бы оправдать смерть Флеша.
Часть столов в анатомичке была занята трупами. Во всяком случае – назвать живым, существо разделанное как туша свиньи в лавке мясника, даже если оно шевелится – Кот не мог. Тем не менее – трупы были не слишком активны, так что тратить на них остатки боезапаса Кот не стал. Как показывал опыт – средний фантом больницы – жрал почти полный магазин, прежде чем рассыпаться черный, невесомый пепел.
Вместо этого – он на ходу метнул три из оставшегося десятка хемолюминесцентных осветителей по углам анатомички и постарался сориентироваться. Как только сумерки деменции были разогнаны неестественным, зеленым химическим светом осветителей – Кот заметил двери, ведущие, как он предположил, в анатомический театр. Предположение оказалось абсолютно верным. За дверью обнаружилась сходящаяся уступами к центру аудитория. В центре – трое «хирургов» обступили еще живого Вайпера. Визуально – Вайпер еще не получил критических повреждений, так что шанс спасти его был. Кот уже инстинктивно вскинул винтовку – но тут на самой границе поля зрения заметил Пчелку и Стрелу. Стрела, уже превращенная в «медсестру» ухватила Пчелку за плечо… Времени на решение не было, а инстинкты требовали спасать женщину. Кот – сломя голову бросился к Пчелке. Со стороны арены – донесся страшный крик, а Кот, в это время – в прыжке обрушил приклад М4 на голову бывшей Стрелки. Привод – от удара рассыпался. Тем не менее – импульс от удара всей массой крепкого и плотного бойца снес монстра. Сам Кот – сумел выйти из прыжка на ноги и даже поймать падающую Пчелку.
И в этот момент – дверь просто снесло с петель. А затем – в проеме показались трое людей в длинных тяжелых плащах и с экзотическими, короткоствольными автоматами в руках.
***
Прежде чем войти в анатомичку, Илья швырнул вперед осветительную гранату. Да, безусловно УГТ позволял достаточно неплохо видеть в темноте, но метка излучения в поле зрения зашкаливала, а даже устойчивый к паранормальной активности прибор – начал немного рябить и подглючивать. Был и еще один резон, в котором Илья, говоря откровенно – вряд ли сознался бы даже себе. Входить в помещение с надписью «Морг» в сложившейся обстановке без света – казалось ему хреновой идеей.
Как только из дверного проема полыхнуло – Илья ворвался в помещение. Следом, страхуя, вошел Олег. Павел – держал тыл.
Картина представшая перед глазами оперативников – была, мягко говоря, неприглядной. Столы с шевелящимися, разделанными телами, пятна крови и слизи… Впрочем – зачистка это зачистка. Трупы были окончательно упокоены скупыми короткими очередями. Ребята стреляли не останавливаясь, четко, как в тире, стараясь не пропускать внутрь сознания наблюдаемые образы.
Спустя десяток секунд – все было кончено. Маячок – вел в следующее помещение.
***
Только теперь Кот осознал что уже с полминуты слышит короткие очереди. Теперь, все на что его хватило – это бросится на пол, прижимая собой и укрывая Пчелку, после чего завопить изо всех сил:
- Я живой! Живой! Человек! Не стрелять!
Видимо – люди в плащах это поняли. Во всяком случае – четкие, скупые очереди начали косить фантомных «психов»-«зрителей», не затрагивая людей. Кот рискнул приподнять голову и осмотреться.
Неизвестно чем стреляли новоприбывшие, но большей части нечисти – хватало буквально одного попадания. Монстры – вспыхивали огненно-желтой каймой от входного отверстия, почти мгновенно пробегавшей по всему телу, после чего – осыпались уже знакомым пеплом.
Над ухом Кота просвистели пули. Кот вжался в землю, одновременно поворачиваясь в сторону куда стреляли. На его глазах Стрела, как сломанная кукла опала на землю, и, дернувшись пару раз, затихла. Безвольно упавшая, корнеобразная рука – перетекая как расплавленный воск превратилась в нормальную человеческую. На лицо – Кот смотреть не стал. Он подозревал, что увидит и не хотел этого видеть. Под его руками горько и безысходно рыдала Пчелка.
В это время, на встречу группе, взвыв как банши, бросилась вторая «медсестра».
***
Subscribe

promo eugene_df june 8, 2025 14:01 94
Buy for 100 tokens
Стало уже хорошим тоном - держать первым постом небольшой дисклеймер. Поддамся пожалуй этой моде и я. Итак, добро пожаловать в мой журнал. Заранее оговорюсь. Это нифига не дневник. "Литдыбров" здесь практически не бывает. В первую очередь - это дискуссионный клуб. Основные темы - это политика…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments