eugene_df (eugene_df) wrote,
eugene_df
eugene_df

Читать строго на ночь..... :-)

«Пазик» с небольшим буксом оттормозился перед зданием больницы, оставив в промокшей земле глубокие следы. Следом – едва не воткнулся «джип» Кота. Не то, что бы Кот был большим индивидуалистом, но на игры, а тем более на отбор, предпочитал ездить своим ходом.
Из дверей автобуса неторопливо выбирались засидевшиеся бойцы. На ходу поправляли разгрузники, проверяли уже вытащенные из чехлов «приводы». Командир, Вайпер, вышел перед строем и зычно откашлялся. Группа принялась внимать с утроенным рвением.

- Значит так, бойцы и новайсы. Это – тренировочная локация. В следующую игру – мы будем обыгрывать освобождение заложников в Лиме, в операции 1996 года. Все читали вводную? Так вот – это заброшенная больничка. Насколько нам известно – более-менее похожа по планировке на здание подобранное для игры. Отрабатываем операцию в замкнутых помещениях. Делимся на две команды. В каждой поровну новайсов и бойцов. Старшие офицеры команд – после брифинга проведут отбор.
Дальше – по технике безопасности: мы со штабом эту жопу мира уже осмотрели. Предварительно все в порядке. Лестницы не сгнили, полы не проваливаются, да и вообще закрыли ее только в середине 90-х, а стоит она достаточно на отшибе, что бы местные ее еще не вынесли всю.
Тем не менее – под ноги смотреть, не геройствовать, в окна не прыгать и прочей дурью не маяться. Далее – я уже предупреждал, теперь повторяю для особо одаренных. Вроде тебя, Кот!
Гранаты оставляем в автобусе. Если кому-то что-то не понятно – повторяю. Играем в замкнутом пространстве. У нас – четверо новичков. Так что гранаты – в автобус. От греха.

Новичкам отдельно – мобильники, если не хотите пролюбить, так же сгружайте в автобус. Там же можно оставить и все личные вещи. Мы на ПАЗик, всей командой скидывались именно ради этого.
В общем – 15 минут на проверку снаряжения и развод по командам и начинаем. Офицеры с картами дома - ко мне!
Кот лениво потянулся, после чего матюгнулся и полез в «ПАЗ», сдавать гранаты. Ну, во всяком случае те, которые были вывешены на разгрузник. В рюкзаке лежала еще светошумовая. Понятно, что использовать ее не стоило (командир уже давно был на грани того, что бы выгнать маньяка из команды, причем останавливали его только запредельные боевые результаты Кота), но без нее Кот почувствовал бы себя совсем безоружным.
Выгрузив гранаты, Кот подумал, после чего прогулялся до своего внедорожника, выудил из бардачка бэкапный ствол и тяжело вздохнув убрал его в поясную кобуру под рюкзак. Все же – газовые приводы надежностью не отличались, а в ряде случаев, в узких помещениях пистолет мог оказаться куда более эффективным оружием чем штурмовая винтовка. Хотя бы в силу большей маневренности.

Игра длилась вот уже полчаса. Группа разбилась на две части и теперь, обе пятерки петляя по заброшенным этажам древней психбольницы пытались поймать и пристрелить друг-друга. По большому счету, за эти полчаса – сделать это не удалось пока ни кому.
Кот, надо сказать, с первых минут игры, как только зашел внутрь старинного, из ярко-красного кирпича, сооружения, до сих пор пахнущего формалином и хлоркой, ощущал себя немного не в своей тарелке. Трудно сказать что в большей степени так на него влияло, то ли вышеупомянутые запахи, то ли общая атмосфера заброшенного здания (впрочем, это было маловероятно. Кот был матерым сталкером). А может быть – то, что запустение было как будто не полным. В отличии от разграбленных зданий, в которых проходили другие игры, в этом – все еще было на своих местах. В палатах стояли кровати с наручниками, в шкафах – лежали шприцы и даже какие-то ампулы. Некоторые койки были даже застелены. На столах – лежали листочки исчирканные странными, болезненно притягивающими взгляд рисунками. Один из портретов, изображавший веселыми акварельными красками странного и мрачного усатого мужика – особенно зацепил внимание Кота. Рисунок был крайне талантлив. Чувствовалось, что художник, имея доступ только к дешевой и примитивной акварели – потратил часы, выписывая детали самым кончиком кисточки мелкие детали картинки, давая им просохнуть и снова берясь за свой монотонный труд. В итоге – лицо мужчины получилось совершенно живым. Но, одновременно с тем – было в нем что-то… Что-то противоестественное. Одновременно омерзительное, но притягивающее взгляд, как притягивают его человеческие останки на месте катастрофы. Кот с заметным, где-то даже физиологическим усилием отдернул взгляд от мерзкой картинки и сплюнул. Произошедшее не прошло мимо внимания Флеша. По большому счету – лучшего друга Кота в команде и такого же маньяка как и сам Кот.
Флеш подошел к столику, взял в руки листок бумаги и покрутил его перед глазами. На лице – читалось омерзение с недопониманием. Спустя примерно минуту, Флеш выщелкнул из кармана свою «трофейную» зажигалку, и одним движением подпалил картинку. Та вспыхнула так, как будто не отсырела в сыром, продуваемом через выбитые стекла осенним ветром помещении, а сушилась веками в глубине фараоновой гробницы.
В этот же момент – со стороны ушедшей несколько вперед группы – послышалась стрельба.
Огневая стычка длилась секунд двадцать. Затем оба отряда откатились каждый в свой отрог коридора и принялись считать потери. Судя по звукам – отступать не собиралась ни одна группа. Безвозвратных, в отряде Кота насчиталось аж двое. Ребята с матом поднялись во весь рост. Судя по синхронным звукам с той стороны – счет вышел равным. Пчелка, вставая покачнулась, и что бы не упасть оперлась рукой в обрезанной перчатке на стенку. Она же, собственно и выдала первой матерную тираду, полную возмущения и брезгливости.
- Да в каком дерьме тут стены измазаны! – заключила главная красавица отряда (таскаемая народом за собой в большей степени из эстетических нежели чем из тактических соображений).
Ответом Пчелке стало гыканье из-за вражеской стороны угла. Впрочем – гыканье очень быстро сменилось кашлем, после чего оттуда послышался не менее возмущенный вопль:
- Ну и какая скотина так качественно напердела? При штурме в Лиме химическое оружие вроде не использовали, а?!
- Это вы нас так испугались, что уже своих же травите? – не преминул воспользоваться случаем компандир отряда Кота.
Сам Кот в это время повел мясистым носом, ощутив что запах, похоже, идет не только от противников. Сомнительный аромат усиливался, и, казалось бы, шел – от стен!
Прикинув вероятность поражения шальным шаром из-за угла, Кот, из чистого любопытства включил подствольный светодиодник. И остолбенел.
По стене, вверх ползли буро-коричневые потеки. И если природа бурых потеков, судя по запаху, особых вопросов не вызывала, то коричневые – очень походили… на кровь. Впрочем, шокировало не это. Главной проблемой, как уже упоминалось, было то, что потоки весьма бодро ползли, вопреки притяжению вверх. Кот неосознанно сделал шаг вперед, что бы рассмотреть увиденное получше, и едва успел уклонится от взлетевшей к потолку ярко алой, артериальной капли. Наклонив голову – он увидел у себя под ногами небольшую лужу свежей крови, в которой вяло шевелила пальцами чья-то кисть. Видимо за пятном света от его подствольного фонаря следил не только он, так как следом раздался истошный визг Пчелки. Кот, услышав этот, переходящий в ультразвук аккустический удар – даже почувствовал немалое облегчение. «Не глючит!»
- Твою мать! Что это за хуйня! Какого?!!! – возгласы повернувшихся ребят были вполне красноречивы. Итог подвел крик командира:
- Стоп игра! У нас ЧП. Народ, врубайте фонари у кого есть! Тут какая-то засада!
Жуткий визг из-за угла подтвердил что фонари у народа таки были…
***

Спустя пару минут – разделенная группа сбилась в одну могучую кучку. Обеих девчонок слегка колотило, командиры старались держатся невозмутимо. Шедший с группой арбитром коммандер отряда – принял на себя обратно руководящие функции. Сейчас, с целью рекогносцировки, он обшаривал лучом подствольника разительно изменившееся пространство. Яркое световое пятно вырывало то лужи крови, то куски чьих-то тел. Шевелящиеся куски, надо отметить. Командир еще не орал от ужаса только в силу имевшегося в запасе боевого опыта. Сейчас он снова ощутил себя в горах Северного Кавказа, и считал себя обязанным вывести людей за которых отвечал из этой странной и страшной дыры.
Кот занял позицию в арьергарде, и теперь с некоторым, даже, пожалуй, болезненным вниманием любовался на одну из луж из крови и дерьма, которая проступила на стене коридора, и теперь, как ни в чем не бывая, капала на противоположную стену. Через весь коридор.
- Внимание, отряд! Двигаемся спокойно, плотной группой. Девчат – возьмите в кольцо. Идем быстро, но организованно. Всем все ясно? Тогда двинулись. Стараемся не отставать.
Кот кивнул словам командира, но из чистого любопытства толкнул стволом двери одной из палат. В окне, вместо царившего там еще час назад солнечного, хотя и осеннего, дня – стояла стена дождя. Видимость составляла метров десять – пятнадцать, а с затянутого плотнейшей пеленой облаков неба – практически не перепадало света. Кот выматерился и быстрым шагом догнал группу и ввинтился в группу на свое обычное место в голове отряда. Привод он давно снял с предохранителя. В отличии от большинства игроков – Кот, на каком-то подсознательном уровне воспринимал игру, возможно, слишком реально. И сейчас, пусть даже умом, наверное, он понимал глупость этой наивной и детской веры, но в глубине себя – относился к своему газовому приводу как к настоящему боевому оружию… Наверное с теми же чувствами маленькие мальчики, когда родители гасят в комнате свет, подтягивают поближе пластмассовые автоматы, готовясь отстреливать злобных бук, едва только они вылезут из под кровати или из шкафа.. У Кота автомат был совсем не пластиковый. Это был полноценный, массо-габаритный макет американской М4, но в остальном явления были, безусловно, одного порядка.
В больнице стремительно темнело. Темнота наступала откуда-то сзади, из глубины коридора. Была она плотной, осязаемой, живой. А может быть и не совсем живой. Но однозначно – она была не просто темной пустотой. Она была чем-то чуждым и враждебным.
Отряд охватил легких озноб. Изо ртов – повалили небольшие клубы пара.
Народ – вот уже минут десять быстрым шагом шел к выходу. Вот уже минут пять, сзади доносились задыхающися стоны новичка, Винни. Кот изначально предполагал, что дыхалка у того слабовата. Хотя парень и отличался былинным телосложением, был он при этом рыхл, кожей бел, и в целом производил впечатление типичной планктонины с хорошими задатками. Еще когда Кот его только увидел – он для себя решил, что этого парня надо гонять и еще раз гонять. Тогда будет хороший боец. А пока… Теперь – это сказывалось.
Еще одна лестница, еще один поворот. Тьма позади и нездоровые, призрачные огни впереди – нагнетали страх. Люди еще держались – как и все стадные животные, сбившись в табун, они могли противостоять дыханию сверхъестественного более эффективно нежели по одиночке. Но – каждый ощущал за спиной дыхание неведомой смерти. А это было очень неплохим стимулом шевелить конечностями как можно интенсивнее. Дополнительным стимулом стали сперва начавшие моргать, а затем и вовсе погасшие подствольные фонари… Флеш, похоже, первым сообразил что это может значить, и вскинув «калашников» над головой попробовал дать очередь. Вместо плевка в несколько пластиковых шариков и урчания механизма, привод издал лишь сухой щелчок. Чертыхнувшись, Флеш закинул штурмовую винтовку за спину и вытащил из кобуры газобалонный «кольт». Похоже, старый друг разделял детскую веру Кота.
Комадир тоже понял телодвижения двоих маньяков и на ходу, втихомолку, щелкнул тангентой рации. Как он уже и ожидал – рация не подала ни малейших признаков жизни.

Спустя еще примерно с десяток минут, один раз пролетев нужный поворот, и вернувшись к нему практически перед носом нагоняющей тьмы, под нестройный писк обеих отрядных девиц – командир, наконец, вывел своих людей в холл. Тут-то и обнаружилось, что вот уже как минут пять – сипения Винни ни кто не слышал. Переглянувшись маньяки выдвинулись в хвост отряда. Командир тем временем бегло перепроверил личный состав. На месте были все бойцы. Кроме Винни.
- Так, внимание, народ, выходим в дверь. Быстро и не задерживаясь, но не создавая пробок. Рядом со зданием не задерживаемся, двигаемся сразу к автобусу.
- Кэп, у нас тут человек пропал вообще-то! – возразил Кот.
- Мы тут сейчас рискуем все пропасть. Сперва надо вывести людей. Потом – вернемся за ним.
- Ты так говоришь, как будто он не человек – хмыкнул сплюнув Флеш.
- У меня на руках девять человек, считая с вами двумя. Спорить будем потом.
- Так, а давай мы сделаем проще. Мы с Флешем поищем Винни. Ты – выводи людей и организуй подмогу. Как только найдем – попробуем его вывести.
Вайпер колебался считанные секунды. Командир был реалистом, но и бросать своих совсем без шансов не привык. Так что предложенное было вполне приемлемым компромиссом.
- Действуйте. Только подождите минуту. Народ – повысил командир голос – сдаем химические осветители у кого есть. Ребятам они будут нужнее.
Спустя пару минут, Флеш с Котом распихивали по карманам тонкие пластиковые трубочки со световым составом. За их спиной, отряд быстро просачивался в широкие двери.

В первую секунду, Пчелка даже не поняла что случилось. Она шагнула в дверь, ощутила на лице дыхание ветра и капли дождя, после чего почувствовала что голова закружилась после хорошей карусели, сделала несколько неуверенных шагов и упала на руки Дэну. Уже падая – она увидела как в дверь так же с ошалелыми глазами, внутрь больницы вваливается выходивший последним Вайпер.
Внутрь.
Они все еще были в холле. Только теперь тут уже не было той жуткой тьмы. Впрочем и нормальным назвать его было тяжело. На стене – в рамке висел портрет Ленина, соседствующий с благодарственной «молитвой об исцелении душевных недугов». Напротив входа – стояла конторка медсестры, на которой светила старинная керосиновая лампа, с выкрученным на полную мощность фитилем. За конторкой, с жутковатым скрипом, вращали назад стрелками «башенные» часы. Под ногами лежали десятки папок с историями болезней. Были и кожанные, пергаментные, с выведенными на них надписями от руки и гусинным пером. Были – конторские, картонные, с обилием «ятей». Пямо под ногой у Пчелки – лежала папка серого картона, с безликой надписью «Дело №» и заполненным от руки номером.

И все папки дышали.
Одни приоткрывались и закрывались часто, как рыбы выброшенные на берег. Другие – спокойно, точно грудь богатыря, спящего праведным сном. Было тут и дыхание шизофреника, в час особенно острого приступа, охватившего воспаленное его сознание. Было и прерывистое дыхание страдающего от абстиненции в отсутствии живительной капли этанола… В какой-то момент, Пчелка поняла что начинает различать отчетливо проступающие и становящиеся все более трехмерными лица, словно бы силящиеся вылезти сквозь обложку папок.
Девушка совсем растерялась от страха, и даже не попыталась сопротивляться когда кто-то схватил ее за локоть и втолкнул за спины ощетинившихся пусть и бесполезными, но придающими хоть какой-то уверенности, стволами, ребят.
- Так. Выходим группами по четыре человека – скомандовал Вайпер. Первыми идут Дэн, Пчелка, Меверик, Юрген. Стрела, Харп и Дог – остаются со мною. Как только хлопает дверь – выходим уже мы. Все ясно?
- Так точно! - Слаженно, хотя и на предельно натянутом нерве ответила группа.
- Тогда действуем. Первый отряд – пошли! Харп, Стрелка – страхуйте их, если их опять в холл выкинет.
Спустя еще тридцать секунд, убедившись что ни кто не влетел в двери холла обратно, командир приказал отход. В дверь просочился и остаток отряда, замыкаемый Вайпером. Просочился, что бы обнаружить себя выходящими из дверей неизвестной палаты на неизвестном этаже. Во всяком случае бирки над этой самой дверью обнаружить не удалось. Теперь – в больнице болталось два отряда по четыре человека и пара самоубийц, пытавшихся отыскать и спасти еще одного пропавшего. Группа совершила типичную, для фильма ужасов средней руки ошибку. Разделилась. Или ее разделили? Возможно и так.
***
Кот вот уже полчаса петлял по коридорам. Оные представляли собою безумное переплетение, скорее напоминающее картины Эшера. Впрочем – почему напоминающее. Они с Флешем буквально только что вылетели на лестничный пролет, который умудрялся вести сам к себе. Описать это было сложно. Впрочем – так же сложно, как и просто понять смысл этого явления. Оставалось просто принять его, и, стараясь не осознавать наблюдаемого феномена – бочком-бочком переместится куда подальше от разрушающего сознание зрелища.
Тьма, после того как большая часть группы вышла наружу – отступила. Впрочем, на смену ей – пришли какие-то вечные, тянущиеся как гриппозные сопли сумерки и постепенно усиливающиеся, накатывающие сумрачной, тяжелой волной звуки. Среди звуков уже можно было различить чьи-то стоны, стенания, звяканья медицинского инструмента. На границе видимости – уже стали проявляться какие-то смутные тени, ковыляющие, ползущие, тянущие, почему-то, обрубленные конечности… Говоря по совести – Кот уже десять раз пожалел что вызвался спасать недотепу. С другой стороны – говоря по совести, поступить иначе он и не мог. Может быть о и был обыкновенным офисным планктоном, просто увлекающимся оружием и всем с этим связанным. Но, возможно в силу того, что реального боевого опыта у него еще не было – он не успел еще утратить чувства воинского благородства и прекраснодушия, которые в реальных боевых действиях атрофируются довольно быстро и выживанию своего носителя, строго говоря, особо не способствуют.
А раз так – бросить своего он не мог. Что не мешало ему вспоминать недотепу матом и периодически придумывать каким жестоким карам он его подвергнет, если отловит живым.
***
Первого из «пациентов» заметил Дэн. Странная, человекообразная фигура выскочила из палаты мимо которой они проходили и бросилась на Пчелку. Дэн едва успел толкнуть девушку, выводя ее с траектории хихикающего существа, ну а Юрген завершил его забег сокрушительным ударом прикладом китайского «калашникова» по голове. К сожалению – привод такого обращения не пережил и рассыпался прямо у Юргена в руках. Боец сокрушенно посмотрел на обломки не дешевого спортивного снаряжения, в то время как Дэн с интересом уставился на упавшее к нему под ноги существо.
Это – явно было человеком. Впрочем – более омерзительного человека вообразить себе Дэн не мог. Безволосый и какой-то бугристый череп, с торчащими местами пучками жесткой как щетка щетины непонятным образом держался на длинной и тощей, цыплячьей шее с неравномерно большим кадыком. Огромные надрбровные дуги, в купе с покатым лбом и массивной, опущенной челюстью дополняли картину до клинической идиотии.
Одет имбецил был в грязно-серую смирительную рубашку, связанные рукава которой обернувшись вокруг его тела – замыкались на груди. Ремнями этой же рубашки – был иммобилизован и торс с тазом. Так что оставалось не вполне понятным как же он мог бежать.

В то время как ребята его рассматривали, странный человек вдруг резко открыл глаза. Глаза были безумными, смотревшими в разные точки.
А затем – он исчез, распавшись в густой и плотный, белесый туман, который обтек ноги людей и просочился куда-то в пол.
***
Вайпер чудом отдышался и оттер порванным рукавом вспотевший лоб. Рядом слабо стонала Стрелка, которую «медсестра» впечатала в стену. Как ни странно – помог обыкновенный, «порошковый» нож. Когда буквально из стены выступило ЭТО, высохшая мумия с длинными иссохшимися и искривленными точно древесные корни руками, как в насмешку одетая в коротенький медицинский халатик с глубоким декольте, открывающим черную, провалившуюся кожу, из которой торчали осколки ребер – среагировать толком ни кто не успел. Ну а мумия обхватила девушку и потянула ее за собой, в стену. И Стрелка – начала в нее просачиваться! Бросившийся ей на помощь Дог получил наотмаш правой рукой монстра и откатился на пол, покрытый засохшей грязью и разводами, о происхождении которых Вайпер старался даже не думать. Стрела воспользовалась тем что хватка ослабла и попыталась вырваться. Сперва – безуспешно, но затем, рука ее соскользнула внутрь дыры в груди «медсестры». Монстр взвыл и отшвырнул Стрелу в противоположную стену. Девушка впечаталась в нее затылком и медленно сползла вниз. В это время Вайпер наконец высвободил свой нож и вонзил его твари прямо в лоб. К его удивлению – нож вошел в плоть как в масло. Более того, плоть монстра от прикосновения ножа потеряла плотность, как бы «задымилась», после чего окончательно рассыпалась в мелкий, порошкообразный черный пепел, осевший на пол. Победа? Возможно. В одной битве. И какой ценой? Двое бойцов, похоже, были выведены из строя. Дог лелеял висящую под неестественным углом правую руку. Стрелка и вовсе лежала без сознания. С другой стороны – чудовища были смертны, а это уже радовало. Вайпер покачал в руке чудовищный штампованный из металлокерамики «нож Боуи» и заставил себя встать. Надо было выводить своих. В голове уже созрел план – найти дорогу до холла, занять там оборону и ждать хоть какого-то случая, возможности ускользнуть… Ну или хотя бы дать о себе весточку…
***
Когда две этих твари выскочили на ребят одновременно – в головах страйкболистов что-то перещелкнуло, так что вместо того что бы испугаться вида бегущих то по полу то по стене человекообразных существ, в рванных и заляпанных кровью старинных госпитальных халатах – Кот с Флешем вскинули свое игрушечное оружие и открыли шквальный огонь. И даже не удивились, обнаружив что под градом «белой клюквы» монстры дергаются как от попадания настоящих пуль. Впрочем – окончательно они упокоились только с половины магазина винтовки Кота и с полностью разряженного огнем «кольта» Флеша. Надпись на свисающей сверху разбитой табличке гласила «хирургическое отделение». Кот с Флешем переглянулись и ступая аккуратно боком зашли внутрь… Впрочем не раньше, чем Флеш перезарядил пистолет.
Глазам друзей открылась обширная аркада, заваленная мусором и все теми же лужами крови. Из-за одной из дверей пробивался луч света, и доносились чьи-то стоны. А так же – странное равномерное жужжание.
Кот привстал на цыпочки, перезарядил магазин, затем подумал, и аккуратно извлек светошумовую гранату из рюкзака. После этого он плавно перетек к двери операционной.
Вопль он сдержал только невероятным усилием воли.
На старинном операционном столе, знакомом Коту разве что по кадрам кинохроники царских еще времен – был распят Винни. Его голова была закреплена в странном проволочном каркасе. С обращенной к двери половины лица были аккуратно спущены и сплетены в косичку лоскуты части кожи. Глаз был не менее аккуратно извлечен из глазницы и закреплен на штативе, будучи повернутым как раз к двери. Судя по тому что глаз все еще был связан натянувшейся струной нервов с головой несчастного, а зрачок то сжимался то разжимался, Винни его еще ощущал. Левая рука Винни нелепо торчала из жестяного таза приставленного к операционному столу, словно экзотический цветок в экзотической вазе. Его плечо – заканчивалось уродливой, сметанной на скорую руку и огромный стежок культей, из которой торчал сверкающий хирургической сталью огромный ланцет. К вискам – подходили провода, заканчивающиеся электродами. Сами провода уходили куда-то за пределы поля зрения. Но самое ужасное было в том, что по ту сторону стола, над правой рукой новичка – колдовали странные, высохшие, трехрукие (две руки росли у них из плеч, а вот третья откуда-то из-за спины, нависала словно жало скорпиона) создания. Существа были облачены в заляпанные кровью, когда-то, наверное, белые, а сейчас скорее бурые медицинские халаты. На их облезлых, с торчащими в прорехах кожи костями черепа головах – жутким диссонансом были нацеплены идеально белые накрахмаленные шапочки «доктора Айболита» с красным крестом. Преодолев отвращение и приглядевшись – Кот заметил что у существ нет нижних челюстей. Вместо них – у существ торчали, словно чудовищные жвала, растущие прямо из мертвой плоти, стеклянные многокубовые шприцы. В ходе операции – шприцы шевелились. Видимо, существа разговаривали, общались между собой. Пока ребята завороженно наблюдали за происходящим – из за поля зрения появилась весьма миловидная золотоволосая медсестричка, сжимающая в руках еще один огромный шприц и подошедшая к операционному столу со стороны изголовья. Впрочем – наваждение длилось не так долго. Медсестра прицелилась что бы вколоть содержимое шприца (какое-то чудовищное кровавое месиво, в котором что-то извивалось и шевелилось)в голову Винни, и, на миг, повернулась к двери в четверть оборота. Кот услышал громкие звуки рвоты рядом с собой. Говоря честно он и сам удержался с трудом. Миловидное, при взгляде слева, личико – во фронт оказалось покрытой опарышами и мухами мясной маской лишенной глаз. Впрочем, похоже, неведомые существа обладали тонким слухом. Во всяком случае на звуки рвоты они явно насторожились и повернулись к двери. Медсестра же, отложив свою омерзительную инъекцию – быстрым шагом направилась к двери.
Терять время было уже нельзя, так что, Кот выдернул чеку из гранаты и зашвырнув ее в дверь, подхватил друга за лямку разгрузки и бегом рванулся прочь. Помочь Винни они уже и правда ничем не могли. Разве что добить. Но для этого требовалось что-то большее чем страйкбольный привод.
***

Просветление наступило мгновенно. Только что за спиной у Юргена в стену уволокли Дэна, а он сам тащил отчаянно визжащую девушку, подвернувшую ногу, на плече, пытаясь сбежать от трех обнаженных, но лишенных половых признаков людей (вместо этого внизу живота у каждого из них был уродливый, треугольный рубец, зашитый на грубую стежку), у каждого из которых была ампутирована одна рука. Впрочем второй – они как раз сжимали свои первые руки (системы тут не было. У одного не было правой руки, у двоих – левых) за торчащую кость. При этом – отрезанные руки вполне функционировали, сжимаясь и разжимаясь, в попытке схватить беглецов.
Лица чудовищ, так же были лишены даже намека на пол. Головы были совершенно безволосы. Тонкие губы – зашиты. Вместо глаз – зияли кровавые раны, впрочем, на лбу, там, где с точки зрения восточных учений должен находится третий глаз, пламенел разрез, сделанный, явно, наспех. В этой зияющей ране – был кое-как закреплен обыкновенный человеческий глаз, бешено вращающийся в своем непривычном гнезде.
Меверик, который прикрывал отход, метнул в троицу подвернувшееся кресло. Двое уродов схватили кресло отрезанным руками, и, каким-то невероятно синхронным движением метнули его обратно. Мейверик едва успел прикрытся руками и… Все прошло. Они стояли на втором этаже заброшенной больницы. Из за открытой двери одной из палат – ярко светило солнце. Был ясный осенний день. Под ногами шуршали какие-то бумаги. Ребята со всех ног бросились к окнам. За ними, совсем рядом, в сотне метров – были видны два джипа (командира и Кота) и ПАЗик. Всего сто метров… Но, от крыльца их отделял весь госпиталь… А тьма могла вернутся в любой момент.
Парни переглянулись. До земли было метров пять. В принципе – не так уж и много… Вот только под окном был заброшенный палисадник, покрытый пеньками деревьев и вывернутыми кусками окаменевшей глины. Более легкий Юрген зябко передернул плечами. Еще раз посмотрел на ребят. Мейверик и Пчелка в ответ посмотрели на него. Затем Мейверик залез куда-то во внутренний карман разгрузника и достал из него маленький шприц-тюбик.
- Это промедол. В прыжке – ты гарантированно сломаешь ноги. Так что – тебе это понадобится. Мне же – прыгать бесполезно. Я слишком тяжелый.
- А как вы, ребята? Может быть попробовать прыгнуть всем?
- Доза – только одна. А Пчелка вообще по жизни высоты боится. Идти тебе. Если получится вырваться – зови на помощь. Как угодно, кого угодно. Хорошо? А мы постараемся тут выжить. Кто его знает, может повезло, может кошмар закончился?
То что надежда была тщетной было понятно еще до того как Мейв закончил говорить. За окном явственно начал собираться все тот же хмурной туман. Времени уже не оставалось. Юрген схватил тюбик, сбросил рюкзак и с криком «Джеронимо!!!» нырнул в разбитую раму окна…. И уже выпадая – понял что прошел сквозь пусть призрачное но стекло, за которым остались лица его друзей. Он еще успел сгруппироваться, принять удар на ноги, услышать предательский хруст и перекатится на бок, а затем пришла острая боль и на секунду реальность вовсе пропала.
В отключке он был не долго. Пришел в себя от чудовищной боли. Посмотрел на торчащие из обеих ног осколки костей. Как-то отрешенно вколол в предплечье наркотик. Затем – словно выполняя заранее заложенную программу – затянул ремни разгрузника на ногах потуже, останавливая кровь. Подождал с минуту. Понял что боль для него перестала существовать. Перекатился на локти и методично, словно детская игрушка – ползущий солдатик двинулся в свое бесконечное путешествие к машинам. Он еще не знал как будет подниматься по лестнице в салон автобуса, но весь мир для него сократился до этой, простой и понятной цели.
Ярко, по летнему светило последнее осеннее солнце, все еще пели птицы, забывшие в глуши о страхе и о югах. А от заброшенного корпуса бывшей психиатрической лечебницы, к автобусу полз человек в камуфлированной форме. Полз оставляя за собой кровавый след и волоча держащиеся только на обрываках мышц и кожи ноги. Полз не ради себя. Полз ради тех, кто остался в аду, позади. В сравнении с ними – он был уже в раю. Но ради них – он не имел право позволить себе остановится. Чудовищная боль прорывалась сквозь промедоловую блокаду. Мозг разрывал сигнал от покалеченных ног, а он все полз и полз, а солнце равнодушно и тепло освещало поляну….
Subscribe

promo eugene_df june 8, 2025 14:01 94
Buy for 100 tokens
Стало уже хорошим тоном - держать первым постом небольшой дисклеймер. Поддамся пожалуй этой моде и я. Итак, добро пожаловать в мой журнал. Заранее оговорюсь. Это нифига не дневник. "Литдыбров" здесь практически не бывает. В первую очередь - это дискуссионный клуб. Основные темы - это политика…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 60 comments