eugene_df (eugene_df) wrote,
eugene_df
eugene_df

Category:

"Выбор"

Когда тебя забрасывает судьбою в самую задницу обитаемой вселенной – это воспринимается с некоторой обидой. Да, в двадцатом веке ходило дурное высказывание про «куда не ступала нога человека», однако как быть, если твое место назначения – было той точкой куда нога ступила, брезгливо отряхнулась и скрылась подальше?

Во всяком случае, позитивным моментом, для капитана первого ранга Макса фон Риттера было то, что на «передовую» станцию «Сигма 10» он был назначен ни много ни мало – командующим. Носитель русского языка (каковым, Макс таки являлся), мог найти для себя немало юмора в традиционном для ВКС Земли английском наименовании должности в сочетании с назначением. Однако на высокой должности и пафосном (а в русском еще и несколько тавтологичном) названии оной – бонусы, пожалуй и заканчивались.

Человечество вышло в космос более шести веков назад. Создание в начале 21-го века эффективных гравитационных двигателей – позволило очень быстро освоить всю солнечную систему, а открытие в середине века принципа гиперпрыжка (для чего потребовалось наткнутся на друзы трилиумных кристаллов на Европе, Титане, а в дальнейшем обнаружить что Фобос и Деймос состоят из них чуть менее чем полностью, что, в свою очередь, снова породило много разговоров на тему судьбы Фаэтона… Но не будем о грустном…) – сделало если не всю Галактику, то изрядную ее часть – проходным двором. За прошедшее время – строились и рассыпались зведные империи, исследовались тысячи и осваивались сотни планет, старые колонии начинали конкурировать по развитию с Метрополией и даже обгонять ее в чем-то… А люди, как ни странно – почти не изменились. Возможно – из-за резкого расширения жизненного пространства исчезла всякая необходимость во внутреннем росте? Кто знает.

Как бы то ни было, предшественник Макса – застрелился с тоски. Самого Макса перед отправкой сюда долго допрашивал табун психиатров космофлота. Собственно, Риттер, пожалуй, предпочел бы остаться на своем линкоре «Харрингтон», да и чин первого помощника ему казался более чем достойным. Но увы, инцидент на Хилари, колено пробитое стрелой, одичавших за 400 лет без связи с метрополией, аборигенов…. И как они только умудрились сделать наконечник из корабельного металла, да еще и так его заточить, что он умудрился пробить защиту десантного скафандра? В общем ранение и пристреленный в ответ Максом абориген (скорее последнее – в отсутствии, за последние 50 лет серьезных столкновений, флот заплыл жирком и заразился избыточным либерализмом, так что подобные действия по своей самообороне, признал, хотя и соответствующими букве устава, но, излишне агрессивными, почему и было решено наградить избыточно инициативного капраза повышением, за спасение остальных членов группы высадки, но наказать почетной ссылкой на край вселенной) – привели его сюда. На «Сигму 10».

Макс плеснул себе виски на два пальца. Виски был отличный, выдержанный, честно приватизированный на камбузе «Императрицы Мериам». Данный круизный бегемот болтался на нулевом (предназначенном, строго говоря для дредноутов планетарного класса) стыковочном узле вот уже третью неделю. Корабль был весьма почтенен по возрасту – строили его еще во времена Последней Империи. Именно оттуда судну достались невероятная роскошь и имперский барочный стиль. Изнутри он походил на этакий вывернутый наизнанку свадебный торт. В гости к Максу его занес случай и некоторые особенности космологии.

Как уже упоминалось ранее, станция «Сигма 10» была одной из наиболее удаленных от Земли космических станций. Лет триста назад – служба на фронтире считалась бы особо почетной. Люди тогда еще не утратили веру в зеленых человечков и с каждой открытой системой, опираясь банально на закон больших числе ожидали встречи с ними со все возрастающей надеждой. Впрочем, нельзя не отметить, что надежда эта выражалась в увешивании передовых станций диким количеством излучателей, щитами от системных крепостей и ракетным вооружением достаточным для уничтожения небольшого флота.

За прошедшие с тех времен триста лет – люди окончательно убедились в своем одиночестве во вселенной. Нет, некоторые оптимисты настаивали на том, что возможно где-то дальше что-то есть и галактика настолько велика, что мы просто еще не встретились с братьями по разуму. Как правило, резонным ответом на это было упоминание того факта, что наши гипердрайвы позволяли развивать чудовищную скорость в два десятка световых лет за каждые два часа (строго говоря, прыжок занимал какое-то ничтожное время, просто затем было нужно ждать два часа, пока перезарядится кристалл, причем время это было константой), так что за шесть сотен лет экспансии – мы всяко должны были встретить хоть кого-то.

В итоге – удаленные станции использовались скорее как посты экстренной помощи. Собственно именно для этого к старинной орбитальной крепости «Твярды-99», притащенной с орбиты Новой Варшавы и названной «Сигмой-10» был придан аж целый тяжелый фрегат «Стремительный» переоборудованный в этакую помесь «летучки», легкого каботажника и летающей «скорой помощи». И не видать бы «Сигме» тут не то что «Мэриам», но даже более-менее тяжелого «грузовика» (ибо нечего ему делать в этакой дыре), да вот только около двадцати лет назад надумала коллапсировать в сингулярность небольшая желтая звездочка болтавшаяся почти в 13 парсеках от станции. Первое время интерес к этому проявляли, разве что, ученные. Собственно, риска ни какого это природное явление и не несло. С учетом мощных гравитационных движков, силовых полей и глубоких познаний человечества в космосе – исследовать коллапсар было вполне безопасно. Главное не соваться слишком глубоко в акреционный диск и уж точно не подходить даже близко к горизонту событий.

Однако же – спустя некоторое время было обнаружено, что состав плазменного облака вокруг звезды, в сочетании с гравитационными искажениями и прочей физикой, в которой понимало от силы полтора миллиона человек на бесчисленные миллиарды человечества – породил явление необычайной красоты. Сравнить наблюдаемое можно было разве что с солнечным сиянием, имеющим, правда, галактические масштабы. В итоге – туристические компании специализирующиеся на турах по чудесам вселенной («летающие пирамиды Алголя», «Звездные змеи Триалона» и тому подобные порождения случая) – стали включать в тур и «Сияние смерти Олифера». Рано или поздно – это должно было кончится какой-то неприятностью. Что и случилось – после выхода из прыжка, бортовой диагност «Императрицы Мэриам» выдал высокую вероятность отказа инициатора гиперполя. Строго говоря, корабль такого класса – мог, не дергаясь остаться на орбите вокруг акреционного диска, ждать помощи. Гравитационные двигатели и мощный реактор на антиматерии – позволяли. Тем не менее – правила требовали как можно скорее прибыть к любому стационарному опорному пункту гражданского флота или ВКС. Ближайшим оказалась «Сигма-10». Совершив два прыжка, «Императрица» пристыковалась к станции и стала дожидаться прибытия эвакуационного судна. Уйти своим ходом она уже не могла. Диагност выдал 50% вероятность отказа инициатора после следующего же прыжка. Проблемой это не было, отказ инициатора не мог повредить кораблю. Просто гипера корабль лишался.

Спустя еще пару дней – прибыл еще один круизный лайнер. Он забрал на себя всех пассажиров, весь запас кристаллов с «Императрицы» (даже сейчас цена очищенного трилиума не позволяла бросить его так просто на обездвиженном корабле. Тем более что бандура таких размеров по штату несла набор в добрую сотню стандартных кристаллов) и улетел продолжать экскурсию. Корабль же – остался дожидаться прибытия гипербуксиров. Поскольку подобным оборудованием располагали только ВКС – у судовладельца начались долгие бюрократические заморочки по предоставлению помощи. Ну а Макс – пытался не упустить позитивные моменты от своей должности, каковые, например, включали в себя такую пикантную деталь, как то, что любой пришвартованный к крепости, пардон, к станции, корабль – автоматически оказывался под юрисдикцией и в полном распоряжении командующего станцией.

В итоге Макс каждый день обедал и ужинал в корабельной столовой (даром что весь экипаж остался на лайнере ждать буксира, а кок по мастерству на голову превосходил большую часть шеф-поваров в большинстве ресторанов колоний… Да и пожалуй Метрополии), наносил ущерб бездонным винным погребам корабля и отмокал по очереди во всех десяти бассейнах разбросанных по разным палубам и имеющим разные условия (были тут и сернистые бассейны напоминающие природные горячие ванны Японии и «радужные озера» имитирующие таковые на планете Эдем, включая «микропираний», заменяющих традиционный скраб.). Капитан корабля смотрел на это сибаритство командующего сквозь пальцы – он прекрасно понимал что такое служба на фротире.

Как раз, когда Макс пригубил дорогущую самогонку – на пороге возник его секретарь. Джеймс вежливо подождал пока начальство проглотит свою огненную воду, после чего лаконичным жестом предъявил планшет. На планшете красовался очередной запрос о пополнении топливного хранилища. Макс не глядя приложил палец. Нет, запаса антивещества на станции хватало, более чем хватало. А вот кристалл на складе лежал ровно один. Тот, который по хорошему – должен был стоять в «Стремительном». Вытащить и разместить его на складе – приказал как раз предшественник фон Риттера. Аккурат перед тем как испарить половину своей дурной головы выстрелом из армейского «Смирнова».

Джеймс молча кивнул и испарился как космический призрак. Собственно, как Максу казалось уже давно – именно на нем и держались порядок и дисциплина на станции.


За сибаритством, выпивкой и просмотром интерактивных пси-картин пикантного содержания в Ви-зале «Императрицы» прошла еще неделя. Буксир не шел, и, судя по всему, идти и не планировал. Макс уже всерьез подумывал занять императорский люкс под свою временную резиденцию. Особо приятной эта мысль показалась когда из сна его выбернул зуммер боевой тревоги.

Собственно, то что тревога была не совсем боевая – Макс понял уже будучи полностью одетым, с кителем застегнутым под самый подбородок и с пальцами лежащими на кнопках боевой консоли. Как он умудрился за несколько минут одеться и примчатся на КП – оставалось отдельной загадкой. Собственно только здесь, мозг включился на полную катушку, одергивая подсознание и заставляя уловить в ритме зуммера отчаянно знакомую последовательность: три коротких взрева, три длинных, три коротких. Ломая привычную комбинацию управляющих касаний, открывающих орудийные порты и приводящих в полную боевую ракетные погреба, Макс вдавил кнопку селектора и просипел «Отставить тревогу, командующий на мостике. Старший вахтенный – доложить обстановку. Оператор информации – сводку на главный экран!».

- Сигнал «СОС», коммандер! Идет из сектора Сигма-10-2-37. Вектор 10.
- Сингулярность? Второй раз за месяц? Связь есть?
- Связь установлена. Готов вывести на экран.
- Давай.

Экран моргнул, затем на нем отразилась рубка смахивающая на боевую цитадель старинного крейсера типа Ц. Впрочем рубка была фоном для серого от переживаемых эмоций лица.

- Командующий аутпостом «Сигма-10»? Капитан Леонов на связи.
- Каперанг Риттер. Слушаю вас.
- Капитан, у нас очень большие проблемы. У меня тут круизный корабль. Реактор идет в разнос. На корабле – 5000 детей. Девченки. Из церковно-приходской школы. Полетела система автостабилизации поля реактора. Фактически он уже взорвался. Старший энергетик уже двадцать минут как держит его вручную, изнутри. Он в тяжелом скафандре, но я боюсь себе даже представить сколько он уже словил….


…«Звезда Адьтаира» была для колонии Вольная – передовым кораблем. Нет, понятно, что на любой старой колонии и уж тем более на Метрополии нашлось бы немало тех, кто сумел бы опознать в новеньком круизном лайнере (всего тридцать лет на линиях) – остов от крейсера класса «Ц» Старой Династии Зинданской империи. С другой стороны – военная основа подразумевала всегда высокую надежность и ремонтопригодность. Ну а корпус и все остальное были переделаны под нужны туристической компании-владельца.

Фактически – «Звезда» была гордостью аграрной колонии. Этаким знаком вхождения ее в состав больших и взрослых колоний, обладающих своим гражданским флотом. Жителей даже не слишком смущал тот факт, что половина акций компании принадлежали жене бессменного и наследного Президента колонии Анастасиса Арнова. Как бы то ни было – компанией «Жатва» и ее «Звездой» гордилась вся планета.

Поэтому, когда в качестве главного приза на конкурсе лучшей религиозной постановки для Великой Православной Экуменической Церкви был назван круиз по звездным чудесам на «Звезде Альтаира» - борьба между воскресными школами планеты развернулась не шуточная. Кончилось тем что соседние школы стали кооперироваться, в надежде задавить конкурентов величиной и эпичностью представления. Так и вышло что жители округа Златополье – выставили команду аж в 5000 девчонок. Их представление «Господь зажигает звезды» растрогало самого Президента.

Провожать победительниц в полет – собралась целая толпа. Родители плакали от счастья. Девочки визжали. На поле – рыдали в голос девчата занявшие остальные места. Грамоты, гранты на обучение – все это меркло перед перспективой соприкоснутся с дыханием Создателя лично. Да еще и на кажущейся вершиной цивилизации и роскоши «Звезде». Вольная была далеко не самым богатым миром.

Полет прошел так, как все и ожидали. Это был самый незабываемый месяц в истории этих девчонок. Они видели мириады чудес. Они проводили все время перед обзорными окнами, впитывая все, от огромных каменных монолитов-пирамид, вечно бегущих восьмеркой вокруг звезд Алголя и до самой бархатной черноты бесконечного межзвездного пространства. А какие гимны они пели Создателю каждый день! Возможно, через месяц им предстояло навсегда вернутся на свою землю и никогда больше не увидеть звездного великолепия. Большую часть из них ждала обычная жизнь замужем за фермером или инженером сельхозтехники – скромная жизнь домашней хозяйки, протекающая в уходе за домом, детьми, мужем… Но звезды навсегда выжгли свой сияющий след на душе у каждой из них… Тех кто их ждал на Вольной думаю были бы очень удивлены переменами случившимися с этими девчатами – теперь звездами горели их собственные глаза.

Уже перед самой отправкой назад, домой, дорога к которому должна была занять пару дней – девочки узнали о последнем сюрпризе. «Жатва» приберегла гвоздь программы. «Звезда» по пути домой делала небольшой крюк.

Им дарили сингулярность. Черную дыру. Красивейшее и необычнейшее явление. Место, где сами время и материя переставали существовать. Нет, будем честными – собравшаяся стайка врятли хорошо понимала о чем идет речь. Девчата были собраны возрастом где-то от 10 до 16 лет и в силу особенностей образования на Вольной – воспринимали Галактику скорее сердцем чем умом, но….

Уже находясь на орбите, чуть выше плоскости акреционного диска, борт-инженер, Саймон Крез решил для профилактики сбросить накопленный на эмиттерах силового поля заряд. Как он это прокомментировал возмущенному самодеятельностью капитану «Ну а чего? Сингулярность же все каменюки к себе тянет, тут чисто и хорошо, а мне всего пара минут нужна на перезагрузку!». Увы, судьба очень любит ничтожные шансы, как это верно подмечено в Законе Пратчетта.

Круизный лайнер не обладает бронеплитами крейсера. Круизный лайнер строится как удобно а не как эффективно. Именно поэтому круизному лайнеру со снятым защитным полем – достаточно даже маленького метеорита. Особенно если он, по прихоти судьбы – попадает в блок контроля реактора на антиматерии.

С другой стороны – особенность военных кораблей в том, что их реакторы делаются в расчете на обстрел корабля ядерными торпедами и лазерами. А так же – на то, что на войне всегда возможен героизм.

Как показала практика, сочетание ядра от военного корабля и обвеса от гражданского – порождает героизм и на гражданской службе.

В отличии от гражданского – военный реактор, лишившись контура контроля поля сдерживания рванул не сразу. Сперва он честно попытался заглушить реакцию. Увы – это не удалось. Зато старшему энергетику, Семену Григорьеву – хватило времени запрыгнуть в тяжелый защитный скафандр и прорваться за биозащиту, к резервному пульту реактора. Дверь за собою старик запер. Все одно – знал эту систему достаточно хорошо только он.

В итоге – вот уже как двадцать минут он удерживал, фактически уже взорвавшийся реактор едва заметными, микронными движениями пальцев по контрольной панели. Какую дозу он уже поймал и сколько он еще поймает – он старался не думать. Ирония была в том, что на корабль так и не попала его внучка, Ирочка, слегшая с простудой за день до отлета. Но на корабле было еще пять тысяч таких «Ирочек». А значит своя жизнь уже не значила ничего. И старший энергетик каким-то десятым чувством, самой, обожженной радиацией кожей ощущал каждое колебание поля и парировал его. Реактор жил, отнимая жизнь у человека. Оставался только один вопрос – сколько часов жизни у него еще оставалось. Фактически – ровно столько оставалось и у всех пассажиров несчастной «Звезды».

…Макс с силой рубано воздух ладонью.

- Они идиоты! Как можно было отправить корабль с детьми к сингулярности, даже не подумав о безопасности.

- Дураки, сэр. Но в целом они думали. Кто же знал что поле будет временно снято и что в этот момент они поймают метеорит?

- Черт, и шлюпки использовать не выйдет…

- Так точно, сэр. Спасботы затянет в акреционный диск, где они будут уничтожены еще до достижения границы горизонта. Химических движков не хватит на то, что бы удержатся на поверхности гравитационного колодца.

- Время-время-время!!!! Черт! Ну и выбор. Команда уже переоборудует все помещения на «Стремительном»?

- Так точно, сэр. Бортмеханик уверен что мы сумеем взять на борт порядка 2000 человек, сэр.

- Почему так мало…. Черт….. А «Императрица»… Нет, одного кристалла этой бандуре на пару прыжков точно хватит…

- Так точно, сэр. Только есть риск что после первого же прыжка у нее сгорит инициатор. И она останется дрейфовать на полдороги к детям.


Макс до боли закусил указательный палец на сжатой в кулак руке. Выбор был дьявольски прост и дьявольски сложен.

Спасити 2000 с гарантией... Или попытатся спасти 5000. Спасти 5000... Или не спасти ни одного.... А шансы были слишком велики, для срабатывания Закона Праттчета...

По губам потекло что-то солоноватое. Макс с удивлением понял что беззвучно плачет. Хотелось застрелится, но не принимать такого решения. С другой стороны - было острое понимание что это только ухудшит ситуацию. Нет, если бы его смерть спасла этих детей - уже сейчас его везли бы в морг. Но... Но тут требовалось что-то другое....

Да, безусловно, на сигнал СОС сейчас неслись со всех концов патрульные крейсера ВКС Земли. Более того, узнав что речь идет о детях - рванули корабли Халифата Альтмуру и даже чудесные, похожие на произведения искусства корабли Бетанцев, со всей их запредельной быстроходностью...

Но ближе всех был он. И шанс прилететь до того, как умрет старый энергетик - был только у него. Это не говоря уже о том, что надо было успеть провести эвакуацию.

А какждая минута поджимала....



Спустя двадцать минут - от борта станции отвалила "Императрица". экипаж спешно готовил помещения к приему детей.

Десятки людей напряженно ожидали прыжка. Сейчас или никогда.

В глубине гипер ядра, старший инженер молясь всем богам которых знал плавно вжал клавишу пуска инициатора. С момента когда стало известно о ситуации он со своей командой пытался сделать все, что только возможно, что бы инициатор прожил два прыжка.

Всего два прыжка, этого было достаточно.

"Императрица" была одним из самых больших и роскошных кораблей Метрополии. Символом расцвета Империи.

Ее двигатели без проблем позволилили бы ей гонять по всей солнечной системе астериод приличных размеров. Ее силовые поля - выдержали бы проход через протуберанец.

Ей было плевать на условия в системе сингулярности.

Нужно было просто допрыгнуть. Нужно было, что бы теория вероятности дала один раз сбой. Что бы монетка упала правильной стороной.

Да, там корабль оказался бы без гипердвигателя. Но это было уже не страшно. На борту - нашлось бы место для каждого ребенка. Для каждого члена экипажа. А дальше можно было бы дрейфовать хоть годами, хотя на самом деле - помощь пришла бы в течении часов.

Макс положил руку на кобуру своего бластера и большим пальцем скинул петлю крышки с пуговки. Пол, под ногами корабля едва заметно завибрировал. Окружающий мир - слегка начал двоится. Поле прыжка - окутало огромный корабль...

А в следующий миг - на обзорном экране, на месте "Сигмы-10" клубилась огромная туманность и горела яркая-яркая звезда.

Макс почувствовал как странный холодок пробегает по его спине. Это был лик мертвеца. Звезда давно взорвалась и успела стать черной дырой, а отсюда были еще видны последние минуты ее жизни...

Именно туда "Императрице" предстояло прыгнуть через два часа, после перезарядки накопителей.


Впрочем - сейчас взгляды всех находящихся на мостике были прикованы к комм-линку.

Прошло несколько секунд, которые люди восприняли как полновесные часы. Но вот комлинк кашлянул голосом старшего инженера.

Воздух рубки наполнил загробный голос:

"инициатор... сгорел"....
...- Кажется у нас не осталось шансов - не весело улыбнулся капитан когда погас экран связи. С «Императрицы» сообщили что у них отказал гипердрайв. Первый помошник судорожно вздохнул. Астрогатор всхлипнула и опустила лицо на руки. Приговоренный к смерти корабль — медленно дрейфовал на «окраине» порождаемого вращающейся вокруг черной дыры плазмой аккреционного диска.
Людям жалко было свои жизни, жалко корабль... Но больнее всего было за детей. Которых им доверили. И которых они не уберегли.
Помощь явно не успевала. По самым оптимистичным подсчетам, Григорьев мог удерживать поле еще как максимум часов пять. Ближайший спасательный корабль — подходил через восемь. Шлюпки к этому моменту — были бы в бушующей плазменной стихии, причем, это при условии что они не сгорели бы раньше в пламени аннигиляции вышедшего из под контроля реактора, набитого десятками килограмм антивещества.

Старшая воспитательница школы, которая на правах ответственной за детей, так же, присутствовала в рубке — поднялась.

- Я пойду к девочкам, господа. Дети пока не в курсе ситуации. И я не думаю что кому-то станет лучше, если они поймут что обречены. Тем не менее — надо подготовить их души. Скажите, смерть в пламени аннигиляции — безболезненна?
- Вы ничего не успеете почувствовать. - старший офицер безопасности, казалось, отсутствовал, находясь мыслями где-то еще. Вот и этот ответ он дал на полном «автомате». Капитан внутренне хмыкнул. Как раз перед этим рейсом — офицер обвенчался. Сейчас, видимо, он заново прокручивал в голове сцены из их, с супругой медового месяца. Надо полагать — не худший выход когда до смерти остается совсем немного времени.
- Это... хорошо. Всевышний, видимо, захотел принять в Царстиве Своей наших детей. И озаботился о том, что бы это было максимально легко. Ну что же. Тогда мы встретим смерть распевая гимны Ему. - сестра Гретель развернулась на месте и вышла чуть слышно шурша по полу подолом длинной юбки.

Капитан проводил маленькую женщину с, как оказалось, огромной выдержкой и храбростью восхищенным взглядом. Будучи атеистом — он всегда чуть-чуть завидовал людям наделенным верой. Глупо это или нет, но у них всегда была подпорка для духа. Они попросту — никогда не оставались одни.

- Господа, хочу напомнить, что на нашем корабле присутствует неплохой бар. Строго говоря он предназначен для туристов, но в связи с чрезвычайной ситуацией... В общем — старпом, распорядитесь. Единственное условие — выпить, но не нажираться. Пьяные астронавты в критической ситуации — это омерзительно.
- Минуточку.... - безопасник вышел из своей медитации и выставив как на уроке палец в верх осипшим и чуть слышным голосом попытался привлечь к себе внимание. В иной ситуации его бы, пожалуй и не заметили, но сейчас, нервы у всех обострились настолько, что к нему обратились головы всех присутствующих.
- Да, Алексей? - капитан удивленно чуть приподнял бровь.
- Сэр. У нас не стабилен энергетический реактор, так?
- Очевидно.
- Поврежден блок автоматического управления полем реактора. Это не затрагивает ни каких иных узлов. При этом, за счет подвига Семена Павловича — мы даже не остались без энергии. Так мы все еще можем активно работать двигателями, у нас есть свет, гравитация... Собственно — корабль жив.
- И?

- Минуточку, сэр, если можно. Я пытаюсь четко сформулировать свою идею. Понимаете, в учебке я занимался, понятное дело, не конструкцией современных кораблей. Но некоторые детали усвоил. Ядро гипердвигателя — это совершено иное ядро, нежели чем энергетическое, так? Ну, я имею в виду, что этот блок кристаллов — это независимая конструкция. Сразу после выхода из гипера — она автоматически начинает заряжатся. Как только кристаллы накапливают критический заряд, что занимает два часа, устройство переходит в режим ожидания и простаивает, пока капитан не прикажет совершить прыжок...
- А мы находились в системе почти восемь часов, пока не поймали метеорит! - подхватил капитан, до которого дошла мысль офицера по безопасности.- А ведь это может сработать! Вот только... В момент прыжка — скорее всего Семен потеряет контроль над реактором.... Так что сразу после прыжка мы можем взорваться... Силовой отсек мне на связь!

На голографическом дисплее возникло непроницаемое забрало тяжелого скафандра. Изображение транслировалось с камеры резервного пульта, голос — с внутреннего микрофона.

- Слушаю... вас... капитан... - голос Семена был глух и несколько отстранен...Энергетик находился в таком медитативном состоянии, когда, казалось, лично видел поля и каждый пролетающий сквозь них эрг энергии.
- Семен, скажи, сколько ты сможешь удерживать поле, если мы сейчас совершим прыжок?
- Прыжок.... Но к нам же идут спасатели?!
- Шли. У них срубило привод в одном прыжке от нас.
- Значит вот как.... - старик погрузился в глубокие размышления. Судя по движениям мощных наплечников — все это время он не прекращал колдовать с полями. - Ну что же. После прыжка, скорее всего, я полностью потеряю стабильность. Но не сразу. У вас будет около часа. Я бы даже ориентировался на полчаса. Больше я дать не в силах....



….Макс с трудом оторвал голову от пахнущей озоном подушки. Тело было приковано к больничной койке мягкими но прочными путами. Краем глаза, коммандер заметил руку со шприцем убираемую от его шеи.

- Рада что вы проснулись, герр Риттер. - старший врач «Императрицы» появилась в поле зрения. - Я с трудом успела вколоть вам снотворное, когда вы чуть не застрелились.
- Я все равно застрелюсь, как только вы меня отпустите. - тон Макса был наполнен безжизненностью как древний забытый всеми склеп....
- Ну, командующий, есть шанс что в этом не будет необходимости — улыбнулась ему врач. - Только что с нами на связь вышла «Звезда». Они хотят попробовать прыгнуть к нам...


…. - Матушка Мария, а зачем мы идем в шлюпки? - двенадцатилетняя Лика была главной непоседой своей группы, доводящая своим неуемным любопытством до белого каления всех взрослых.
- Ну, девочка моя.... Мы летим на экскурсию!
- В черную дыру?
Нет, глупенькая! - сестра Мария тепло улыбнулась. Ей самой было всего двадцать лет. Так что любопытство терзало и ее душу. Однако приказ настоятельницы — был четким и расспросов не подразумевал. А раз так... - Нас просто обещали покатать в шлюпках - они же маневреннее чем большой кораблик, правда?

...Пассажиры и экипаж дисциплинированно заняли шлюпки. В помещениях корабля оставалось только два человека...

- А помнишь как мы с тобой после учебки поехали в Москву, праздновать?
- Как не помнить, Саша... Как не помнить.... И если ты хочешь мне сказать, что та девченка, как же ее... Полина, кажется, тогда предпочла тебя — то это не новость. Она собственно сама мне это рассказала. На следующую ночь.
- Ай, ушлая чертовка! - капитан в порыве чувств аж хлопнул себя фуражкой по колену.
- Ну, ее можно понять — ты вспомни какими мы были — два гардемарина, выпускники Республиканской Академии ВКС, а то что оба из провинциальной затрапезной колонии, так это только плюс — на фоне коренных землян мы смотрелись как, а? А уж в форме... У меня Иришка как старые голограммы посмотрела — так теперь и убеждена, что замуж пойдет только за космофлотца. - голос энергетика немного дрогнул.
- Не раскисай, Сема! Увидимся в Вальхалле!
- В какой такой «Вальхалле»? Мы с тобою два старика-грузовика, а не бравые пилоты ВКС.
- Да, но погибнем то — фактически с оружием в руках. В смысле в бою за жизни людей. Да и мало какой викинг может похвастаться погребальным костром в тысячи мегатонн! - в интеркоме послышался хрюкающий и задыхающийся смех энергетика
- Ты чего это там? - несколько настороженно поинтересовался капитан.
- Да вот, представил валькирий, в костюмах автономного поиска, скурпулезно собирающих оставшиеся от нас кварки, что бы ввести их в пиршественный зал Одина — прыснул снова Семен. Капитан не удержался и присоединился. Образ дев-воительниц в «беременной» космической броне — казался на редкость забавным.
- Внимание, говорит первый помощник. Капитан — все погружены, шлюпки готовы к отстрелу. Астрогатор закончила все рассчеты и загрузила их в навиком. Корабль готов к прыжку.
- Ну что, Сеня, за нас успело помолится пять тысяч девчат. Думаю Господь услышал их молитвы? Поехали?
- Давай кэп. Я готов. Удержу поле столько, сколько смогу!

Капитан подошел к креслу пилота, задумчиво погладил вытертый подголовник, вспоминая как когда-то учился пилотировать одномесных грузовых «Аистов».... Глубоко вздохнув, Александр Леонов, капитан пассажирского судна «Звезда Альтаира» - занял кресло пилота. Уже забытым, но сохранившимся в моторике движении — откинул прозрачную крышечку с рельефной кнопки прыжка.


…И вдавил ее.


Накопленная кристаллами энергия — выплеснулась в один прием, создавая локальное сверхискривление пространства. Хитрые волноводы расправили зародившийся пузырь гиперполя — по всей поверхности корабля. А в следующий миг — кристаллы, опустошённые за долю секунды — самой своей пустотой нарушили размерность реальности, образовав существующую какую-то ничтожную долю секунды щель в ткани вселенной. Еще один квант времени — корабль находился на орбите сингулярности, а затем поле схлопнулось, протолкнув его через рукотворную щель в пространстве-времени и запечатывая за собою этот проход...


….На фоне пылающей туманности вспышка гиперперехода была почти не видна невооруженным глазом. Однако приборы оказались существенно чувствительнее. Точка выхода была рассчитана астрогатором идеально. Расстояние между кораблями составило менее световой секунды. Циклопические двигатели «Императрицы», способные сделать честь серьезному линкору — смяли метрику космоса, выбросив за долю секунды энергию, сравнимую с излучаемой за то же время земным Солнцем. Огромный круизный лайнер прыгнул на встречу терпящему бедствие кораблю с динамикой курьерского корвета. С постов дальнего обзора было видно, что сразу после прыжка — от «Звезды» отвалился десяток спасательных шлюпок. Сама же «Звезда Альтаира» набирая все больше хода — понеслась от шлюпок прочь.

Спустя еще несколько минут - «Императрица Мэриам» оказалась между удирающей «Звездой» и шлюпками. Члены экипажа пилотирующие шлюпки — идеально отработали ранее намеченный маневр, выстраиваясь «в тени» гигантского летающего дворца. Убедившись что все идет по плану — капитан «Мэриам» дал отмашку и главный энергетик дал всю мощь реактора на щиты...


- А хорошо идет наша птичка! Как ты там, дружище?
- Держусь пока, но я не знаю как долго получится. Похоже дозу я словил отличную — Семен, судя по звуку голоса улыбнулся. - Представляешь, а ведь Иришка не полетела только случайно! Так что считай — я ее таки спас! Как там дети?
- Нормально. Они сидят за «Императрицей». Ну и монстр, скажу я тебе.
- Что, больше моего «Левиафана»?
- Ну, сравнил. Левиафан — сверхдредноут. Хотя... Знаешь, не больше, но на родственника пожалуй потянет.
- Саш... Ты готов?
- К чем? Что случилось?
- Я теряю контроль, капитан. Поле вышло за пороговое значение.
- Ну, мы отошли уже прилично. Как ты только смог продержатся больше часа?
- Я... сам не знаю... Но уже ничего не вижу... И пальцев кажется не чувствую.... Значения - компьютер проговаривает... Знаешь, было честью служить с тобою, Сашка.
- И мне с тобой Се.....



...Яркая новая звезда возникла на несколько секунд где-то в космической дали. В какой-то момент — она даже затмила собою туманность. Впрочем, спустя пару секунд свет стал тише а затем и вовсе исчез. Энергетик, прежде чем снимать поле — бросил взгляд на показатели. Похоже, двум героям удалось совершить невозможное. Они сумели отвести корабль на безопасное расстояние, так что дети в шлюпках выжили бы даже если бы тут не оказалось «Императрицы».

Как бы то ни было, поле было снято. Шлюзы корабля открылись, принимая и выгружая одну шлюпку за другой. Прибывших детей встречали стюарты корабля, проводя к выделенным им секторам. Повара круизного лайнера — уже готовили праздничный обед для спасенных, В конце-концов у пяти тысяч человек сегодня был второй день рождения.

Командующий станцией «Омега-10», Макс фон Риттер — стоял у обзорного иллюминатора ходовой рубки и смотрел на далекие сияющие звезды. На боку висела застегнутая кобура с бластером, в руке, как и месяцем ранее — был бокал с дорогим коллекционным виски. Ну а строгий, немного в имперском стиле мундир коммандующего, глубокого, черного цвета — отлично оттенял совершенно седые волосы.
Subscribe

promo eugene_df june 8, 2025 14:01 94
Buy for 100 tokens
Стало уже хорошим тоном - держать первым постом небольшой дисклеймер. Поддамся пожалуй этой моде и я. Итак, добро пожаловать в мой журнал. Заранее оговорюсь. Это нифига не дневник. "Литдыбров" здесь практически не бывает. В первую очередь - это дискуссионный клуб. Основные темы - это политика…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments