eugene_df (eugene_df) wrote,
eugene_df
eugene_df

Categories:

"Попаданец"

Джинсы бегемотьева размера. Это у нас будет раз. Поло – это два. Кроссовки – дорогие и хорошие – это в активе за номером три.

Главное не паниковать. Есть еще барсетка. В ней – «ствол» (интересно – это тянет на расстрельную статью?), документы, деньги, два коммуникатора. Они сейчас особенно актуальны, да….


Я стиснул зубы и постарался взять себя в руки. В принципе – ситуация не самая редкая. Сам читал о таких раз сто. Правда это была фантастика, конечно. Но…

Итак, что мы имеем на данный момент:

Срезал на машине путь к дому через лесной участок шоссе. Неожиданно яркий свет. Только и успел дать по тормозам. Итог – ни шоссе, ни света. По небу – ранее утро. Светает. Машина – стоит в «трех соснах». Слава богу – ни царапинки, но выехать не представляется возможным. Коммуникаторы не фиксируют ни сотовой сети ни спутниковых сигналов навигации.

В общем есть от чего слегка занервничать. Масла в огонь подлили следы человеческой жизнедеятельности. Точнее обрывок газеты, который к ним прилагался.
Обрывок нес гордое имя «*авда» и остатки даты: «*ая, 1939 год. Четверг»

Ниже было что-то неразборчивое, да и врожденная брезгливость подавила малейший интерес к содержанию. Гораздо важнее и интереснее был тот факт, что «следы» были вполне свежими (и «благоухающими», так что долго рассматривать пейзаж я не стал) да и газета раритетом ну ни как не смотрелась. Честно говоря – вариант, что кто-то решил употребить не по назначению антикварную газетку 70-ти летней давности – я даже и не рассматривал. Старина Оккам не позволял.

Я вернулся в машину, откинул спинку сиденья и постарался расслабится. В голову лезли Конюшевские с Буркатовскими.

Ясно было, что судя по всему – я нарвался на неизвестную мне хроноаномалию. Предсказать как поведет себя Парадокс – я честно говоря сходу не могу. Все зависит от целого ряда факторов. В зависимости от рабочей теории я могу изменить все будущее, могу оказатся лишним фактором, могу вообще потерять память и самого себя. И даже не попасть в эту хронолакуну… Впрочем это уже из области легкого маразма. Как минимум я – есть. Значит причинно-следственные связи не нарушены.

Со временем мне конечно «повезло». Во всех смыслах.

С одной стороны – это великолепная фора, в условиях СССР – позволяющая красиво «сыграть». С другой – я, являясь фактором нестабильности, автоматически меняю все, к чему прикоснусь. Иными словами любая моя предикция верна только до тех пор, пока я не повлиял информацией на то, что пытаюсь предиктировать.

Коснулся – все поплыло в неопределенность.

Хорошо, хоть не 37-й.

Я открыл глаза. Лес никуда не делся. Тяжело вздохнув – я взял барсетку и тихонечко выполз из машины.

В пробуждающемся подмосковном (я был уверен что переброска была только временная) лесу пели птицы. Кто-то из зверей быстро протопал за спиной. Пахло влажной травой, слегка хвоей.

Судя по всему – человеческое жилье было где-то рядом. Тяжело вздохнув, я прикинул направление на Москву, и бодро зашагал туда.


Глава вторая.

- Проходите, гражданин. Садитесь. – следователь пока был вежлив. В принципе – объяснения таковой вежливости лежали на поверхности. В барсетке находились устройства которые было трудно скинуть со счетов. Тем более что как включить «даймонд», я успел показать товарищу милиционеру, которому собственно и сдался.
Молодой сотрудник впал в легкую прострацию, но бдительности при этом не потерял.
Таким образом я был доставлен в околоток, а «шпионский прибор» был предъявлен начальству. Спустя еще минут 20 – за дверями послышалось приближающееся пофыркивание и в околоток прибыл собственно следователь. Они что-то перетерли с начальством местного отдела, после чего меня, вполне вежливо, препроводили в кабинет с двумя стульями и столом с лампой. На столе, помимо прочего лежали оба моих КПК, органайзер с документами и разобранный «стример». Отдельно лежало несколько патронов и магазин. Остального содержимого барсетки не было, впрочем, скорее всего пока, просто, сочли нецелесообразным тащить ее всю.

- Добрый день. – я подошел к столу и приземлился на стул. Стул был деревянный, так что под моей массой протестующее заскрипел. Следователь посмотрел на меня удивленным взглядом.

- Скажете, а сколько вы весите?

- Я? Ну примерно килограмм 130. А что?

- Да нет, пока ничего: Что вы можете пояснить по поводу этих предметов? – следователь обвел рукой коллекцию на столе и выжидательно на меня уставился.

- Хм… Ну даже и не знаю с чего начать. Давайте вы лучше будете меня спрашивать по каждому конкретному изделию?

Следователь испытующе посмотрел на меня, после чего взял в руки «стример» и попытался его собрать. Как ни странно, со второй попытки у него это даже получилось.

- Ну, например вот этот пистолет. – следователь оттянул затвор, поставив его на задержку. – В просвете ствола – странная конструкция, которая приведет пистолет к взрыву, если попробовать из него стрелять чем-то твердым. Сами патроны – заряжены резиновыми пулями. При этом – в случае попадания – пистолет спокойно пробивает на вылет оба борта жестяного ведра и плотно застревает в деревянной стене (я потупился. Патроны «магнум» формально для «Стримера» запрещены не были, но то, что на «макарыче» подходило вплотную к границе разрешенного, на «Стримере» эту грань, в силу продуманности коснтрукции – оставляло очень далеко позади. ). Что это за оружие такое?

- Это оружие самообороны, товарищ следователь. Не летальное… Не смертельное оружие. Сделано специально для ношения и применения гражданскими лицами.

- Это в какой, интересно стране? - Следователь добил магазин и загнал его в пистолет. – надписи на английском, в САСШ, вроде, оружие носят обычное…

- Товарищ следователь. Я отвечу на любые ваши вопросы, но с маленькой оговоркой. – следователь напрягся.

- Речь не идет ни о тайных обществах ни о шпионаже ни о заговорах. Просто некоторые ответы – проходят по категории совсекретно. Информация которая может быть доступна только членам политбюро. Да и то – не факт что всем. Я не прошу вас верить мне на слово. Равно – не прошу вас немедленно все бросить и связать меня с Лаврентием Павловичем лично. Я просто дам вам ответы на ваши вопросы. Настолько – насколько это не нарушает секретности. А вы уже сами решите – стоит ли передавать дело выше.

- Да уж решу. – следователь достал пачку «казбека» с гарцующим горцем, вынул сигарету, затянулся. От ядреного табачищи меня аж скрутило. Не верно истолковав мою рожу – следователь придвинул сигареты и коробок спичек ко мне.

- Спасибо, я не курю. Итак – это пистолет, конечно, не американский. Это турецкое производство. К слову – беспонятия, разрешено у них нынче гражданское оружие или нет. В общем – давайте пока вопрос откуда этот пистолет, мы с вами отложим.

- Хорошо. – следователь сделал хорошую затяжку. - Тогда расскажите мне вот про это. На стол лег «даймонд».

- Это универсальное коммуникационное устройство.
– Рация? - заинтересовался следователь
– Нет, не рация. Точнее не только рация. Скорее – радиотелефон, плюс записная книжка, плюс граммофон, плюс карманный кинотеатр и кинокамера. Ну и фотоаппарат – до кучи.

Следователь впал в легкую прострацию. Так залихвацки ему, на его памяти еще не врали. Он колол разную контру. Он расследовал дело «красного маньяка», наводившего ужас на рабочих окраинах. Но то, что творилось перед ним сейчас…

- Слушай, Ярослав Владимирович, ты сейчас надо мной издеваешься???!!! - Следователь привстал, сжав руку в кулак. Я слегка откинулся на стуле.

- Я это могу показать, с вашего разрешения. К слову – я так понимаю, в мой паспорт вы уже заглянули.

- У тебя – пять минут. Показывай. – «даймонд» скользнул ко мне по поверхности стола.

На первых аккордах «Частушки» великого Свиридова, у следователя вытянулось лицо. Инструментальная партия, пусть даже и через хреновый динамик коммуникатора, впечатляла. То, что ни чего общего с механическим извлечением звуков, по типу музыкальной шкатулки, тут не имелось, понял бы и самый очевидный профан.

Я остановил музыку и вызвал «камеру». В голову пришла забавная мысль.

- Товарищ следователь, простите, вы не могли бы сказать как вас зовут? – надо ли говорить, что окошечко камеры было направленно на доблестного сотрудника органов.

- Лейтенант государственной безопасности Сомов. – несколько растерянно ответил, еще не пришедший в себя после импровизированного концерта Свиридова следователь.
- Спасибо товарищ лейтенант. Теперь, я вас прошу посмотреть вот сюда….
Лицо несчастного лейтенанта надо было видеть. Мужика натурально перекосило. Особенно когда он еще и услышал собственный голос со слегка офигевшими нотками: «Лейтенант государственной безопасности Сомов». Лейтенант настолько сомлел, что, видимо забыв, что я, вроде как, подследственный – пробормотал: «У меня правда настолько мерзкий голос?»

- Да нет, товарищ лейтенант. С голосом у вас все в порядке. Это психологический эффект, возникающий у большинства людей, слышаших свой голос в первый раз со стороны. Впрочем… Вам кажется еще нужно показать возможности записной книжки?

- Не нужно. Спасибо. - Лейтенант полнялся из-за стола и крикнул охрану.

Спустя десять минут – я восседал в отдельной камере при все том же отделе, с кружкой горячего чая и несколькими пряниками (собственно пряники меня добили. Видимо их оторвали от сердца кого-то из местных служивых), и ждал дальнейшего развития событий. Во враги народа, по крайней мере, пока что, меня еще не записали. Перед тем как сбежать, товарищ Сомов приказал мне проинструктировать его как пользоваться комом, и в частности – как запускать «кино». Решив не мудрствовать лукаво, я заранее вывел на экран плеер, с загруженной записью нашего бравого лейтенанта, а заодно и добавил в список воспроизведения пару записей из личного архива («Я и моя *банная кошка», как называет сей жанр искусства великое «Луркморье»). Объяснив куда надо коснутся пальцем (данная концепция управления особенно выморозила лейтенанта), и строго-настрого запретив ему касатся пробок, я был отпущен в отведенную специально для меня камеру «с повышенным комфортом», в то время как лейтенант ускакал, надо полагать, куда-то в направлении лубянки.


Глава 3

- Итак, вы прибыли из будущего, так? Вы хотите, что бы мы поверили в это? А почему бы нам не предположить что вы просто шпион? Хороший, («годный» – подумал я про себя) матерый шпион. Может быть даже из эмигрантов? Вас подготовили и забросили, с целью проведения дезинформации высшего руководства СССР. Для этого и сделали все эти подделки, документы… – Меркулов широким жестом обвел разложенные на длинном столе девайсы из моей барсетки. На сей раз - полный комплект.

- Всеволод Николаевич, вы же сами в это не верите. Ну не способна пока ваша наука воспроизвести и десяти процентов того металлолома, который я натащил в ваше время. К слову – машину мою, надеюсь уже нашли? Искренне рассчитываю, что ее двигатель – вы воспроизвести сумеете. Правда будет еще куча проблем с высокооктановым топливом, смазкой… Черт, ну почему я так хреново учил органическую химию?
Вашей науке недоступны пока жидко-кристаллические панели, с системой позиционирования касания (хотя технология достаточно проста – я изложил ее в одном из своих рапортов. Признайтесь, Капице уже показывали мои коммуникаторы? Давайте я попробую угадать: «Физические принципы использованные в устройстве – не могут быть раскрыты и воспроизведены на данный момент». Я прав?
- Не правы. – Не то что бы Меркулов торжествовал, но определенное удовольствие ему мой облом доставил. – Петр Леонидович вашими устройствами не занимался. Не его профиль. А вот один из его сотрудников… Впрочем не важно. И физические принципы у вас там задействованы вполне понятные. Другое дело – как воспроизвести…. Зато – разобрались с зарядкой вашего устройства. Теперь – не садится во время экспериментов.

- Попробую догадатся – посмотрели что и на какую клемму выдает аккумулятор и сделали ровно тоже самое?

- А вот на сей раз угадали. Кстати, устройство получилось даже… Э-э-э… носимым. Правда аккумулятор сравнимой емкости оказался весом почти в килограмм.

В гостях у Лубянки я находился уже неделю. Надо заметить, что как ни странно – относились ко мне воплне адекватно. Понятно что лобстерами не кормили, но и почки ежедневно не опускали. Отвели вполне комфортабельную одноместную камеру со всеми удобствами. Выдавали газеты. Нет, не для того, для чего вы подумали. Точнее и для этого тоже, но после прочтения. Кормили – тоже вполне сносно. На уровне «Му-му» или «Елок-палок». Хотя нет. В «Елках» кухня хуже.
Другой вопрос, что допросами натурально замучали. Это стало моей работой. Часов в десять утра меня выдергивали и направляли к следователям. Сомова я больше не видел. Первый раз на новом месте – меня отправили к некоему Аксенову. Если я правильно понял, то чин у него был таки даже майорский. Предположив, что тут уже можно говорить напрямую – я начал с того что представился, назвав в том числе и год рождения. Майор – сомлел. Когда я начал рассказывать о том, что ехал на личной машине и меня сюда занесло – стало очевидно что майору строжайше запретили давать мне по морде, а ему очень хочется. В общем не поверил мне майор. Майора заменили. Вообще следователи в моем случае ни разу не повторялись. В конце-концов, вчера – я познакомился лично с замом Берия. Товарищем Меркуловым.

Странно, но нормальные отношения установились почти сразу. Судя по всему Меркулов, мучился зверским любопытством, в отношении того, что ему попало в руки. В сочетании с адекватностью и сдержанностью – он оказался вполне приятным собеседником. А я уже даже начал переживать – неделя общения с «кровавой гэбней» и ни одного выбитого зуба. Я что-то делаю не так? Неужели Новодворская ошибалась?

- Всеволод Николаевич, а вы перепроверили ту фразу, которую я вам сказал вчера?

- «В реакции урана участвуют два с половиной нейтрона»? Да, я поспрашивал. Вы физик?

- Нет, просто в мое время в этой информации нет особой тайны. Вам пояснили к чему это прилагается?

- Если я правильно понял, то помимо теории – можно попытатся достичь выского энерговыделения. Возможно взрыва. Академик Хлопин долго пытался выяснить откуда я взял эти цифры. Цепная реакция пока не достигнута.

- Все верно, Всеволод Николаевич. Если мне не изменяет память, и если в наших источниках ничего не переврали – то примерно через год, в наркомат обороны обратятся… М-м-м-м-м…. Маслов и Шпинель, кажется. С проектом атомной бомбы.

Там будут конечно свои ошибки, но основные принципы у них вполне себе верны. Вот только их проект строится, ЕМНИП, на пушечной сборке критической массы урана-235. А куда продуктивнее – имплозивная сборка плутония-239. Для шарообразного блока вещества, она составляет около 45кг для урана, и около 8 для плутония. Точнее, безусловно надо замерять экспериментально. Впрочем – при имплозивной сборке – мы можем использовать блоки с суммарной мощностью заметно ниже критической. Все дело в плотности. Собственно в атомной бомбе, основная сложность – как раз таки приходится на сборку. Просто соединить две половинки шара имеющего в сумму закритическую массы – не выйдет.

- Ярослав Владимирович, а что такое ЕМНИП? – поинтересовался зам Берии…



Глава 4


- Ярослав Владимирович, я правильно понимаю, что вы советуете нам НЕ ФОРСИРОВАТЬ атомный проект? – Сказать что Берия был удивлен – значило не сказать ничего. – Вы сами указали в своих показаниях, что в 41-м году, при неизменности хронопотока (я подозреваю, что понял, что вы имели в виду) – начнется война СССР и Германии. Вы же указали что пор ряду причин (и я надеюсь, что вы не забудете так же подробнее рассказать нам об этих причинах) – война оказалась для нас неприятным сюрпризом, который привел к существенным потерям в первом ее периоде. К слову – мне хотелось бы услышать что-то менее расплывчатое, чем эти ваши «существенные потери». И вот, вы предлагаете нам отказаться от форсирования проекта, который мог бы дать нам оружие, способное нейтрализовать немцев полностью! Почему?

- Лаврентий Павлович, речь не идет же об отказе от проекта. Я лишь настаиваю на том, что бы ему не уделялось сверхприоритетное внимание. Честное слово – лучше доработать трансмиссию нового изделия ЛКЗ. А заодно дать по шее артиллеристам, которые, право слово, просто свихнулись с этими своими «тремя линиями», пихая заколдованные цифры 7, 6, и 2 куда ни попадя. У вас еще проекта супергаубицы калибра 762 мм – не появлялось?

Поймите, война не выигрывается только атомной бомбой. Нет, мы можем перепугать немцев до полусмерти. Но одновременно – мы перепугаем и весь остальной мир. И дружить они будут против нас. Всей развеселой компанией. И ничерта мы в ответ не сделаем. Потому что много бомб не понаделаешь. Нам, дай бог, хоть одну к 1941-му сваять, и это при максимально форсированном режиме. Скажем в генеральной хронопоследовательности – у нас на бомбу ушло порядка 5 лет. Даже больше, на самом деле, но я делаю скидку на то, что во время войны мы все же не могли бросать на бомбу столько ресурсов, сколько стало возможно после.

Сейчас у нас по бомбе – три оптимальных направления: Мы должны планомерно двигать свою бомбу (я уже говорил, что в генеральной последовательности – это было реализовано командой Юлия Харитона и Игоря Курчатова). Дайте «бомбистам» карт-бланш и пусть ваяют. Конструкцию центрифуг – кажется уже можно поручать Шпинелю с Масловым.
Вторым направлением должна стать деза немцев. Самым красивым вариантом, лично я, считаю поддержание их убежденности в продуктивности тяжелой воды как замедлителя. Подумать только. Одна ошибочная запятая и какие последствия! Ну и пусть мучаются. Нет, вода нам потом и самим понадобится. Но совсем для других целей.

И третье, самое главное. Лаврентий Павлович. Людей, которые будут в США задействованы в проекте «Манхэттэн» мы просто обязаны ликвидировать. В первую очередь Теллера, Кистяковского. В общем всех, кто так или иначе ответственен за появление у янки атомной дубинки. Что характерно – этим мы спасем еще и несколько десятков тысяч японцев.

Лаврентий Павлович блеснул пенсне и налил себе немного хванчкары. Посмотрел на меня и наполнил мой бокал. Я благодарно кивнул и подождав хозяина пригубил сей грузинский нектар…


На прием к Лаврентию Павловичу я попал через день после того разговора с Меркуловым. Собственно сразу после данного разговора – мне было предложено изложить на бумаге все, что я знаю об атомном оружии. Я набросал общие сведения по имплозивной сборке ядра, трудности этой самой сборки (включающие в себя создание взрывчатки детонирующие достаточно быстро, что бы не успела пройти пассивная реакция и достаточно медленно, что бы не возник бризантный эффект, который бы просто помножил бомбу на ноль, вызвав вместо взрыва – тупое заражение местности), так же, я указал что наиболее эффективным методом добычи урана – являются центрифуги, а плутония – в свою очередь синтез его из добытого на центрифугах урана. К этому всему – я приложил все тот же «даймонд», на котором загнал в плейлист небольшую коллекцию видеозаписей атомных испытаний. Даром что в силу «любви к искусству», в свое время озаботился тем, что бы в память коммуникатора их загнать.

Этого – хватило. Через день после того, как я передал Меркулову все это добро – мне было сообщено, что меня приглашают к Берия. По моему настоянию (оказалось что мой рейтинг «VIP-заключенного» позволяет и права слегка качать) мне были предоставлены услуги по стирке-глажке помывке, так что к «кровавому палачу» и «любителю юных дев» - я явился как на смотр. В выстиранных и выглаженных (Sic!) джинсах и в не менее тщательно выстиранном и накрахмеленном (Sic!!!) поло. На фоне этакого парада – разношенные кроссовки смотрелись как-то не особенно уместно.

Берия встретил меня на удивление радушно и на даче. Оно и немудрено – где же еще находится в воскресенье (если конечно я правильно посчитал даты). Рядом с домом был накрыт стол. Присутствовал шашлык, вино, фрукты.

Всемогущий нарком – лично провел меня к столу. Правда прежде чем приступить к угощению мне устроили еще один сеанс допроса, пусть и в не совсем служебной атмосфере. Видимо Берию здорово зацепили кадры взрывов (особенно проекта Кастл Браво – как ни как 15 - 20 мегатонн!). И вот, когда Берия начал рассуждать о том, что необходимо срочно бросить все возможные силы на разработку и производство бомбы – я его и срезал своим замечанием, о том, что вообще-то, ВСЕ ВОЗМОЖНЫЕ силы, тратить на бомбу как-то не стоит…

Берия тянул вино и задумчиво поглядывал на меня. Я – старался сохранять спокойствие. Скажу честно – какого-то страха я не испытывал. Нечего было боятся. Свое «будущее» происхождение я уже доказал, знания – есть. Пригожусь.
К тому же, потрясающее вино – навеивало самое что ни на есть эпикурейское настроение. Я и не представлял каким говном нас поили в нашем времени, под видом элитных вин, пока не попробовал обычную грузинскую хванчкару. Только вот обычная здесь, означала не разбавленная, не порошковая – в общем такая, какая она и должна, вообще говоря, быть.

- Так, товарищ Данилов, насчет бомбы мы еще поговорим отдельно. А что там с изделием ЛКЗ?
Subscribe

promo eugene_df june 8, 2025 14:01 94
Buy for 100 tokens
Стало уже хорошим тоном - держать первым постом небольшой дисклеймер. Поддамся пожалуй этой моде и я. Итак, добро пожаловать в мой журнал. Заранее оговорюсь. Это нифига не дневник. "Литдыбров" здесь практически не бывает. В первую очередь - это дискуссионный клуб. Основные темы - это политика…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments