eugene_df

Categories:

Добровольное предложение

Суровый, горный край очаровывал своей первозданной красотой. В таких местах – мою душу всегда охватывает бесконечный восторг и преклонение перед мудростью и могуществом Создателя. Я слез с коня, извлек клинок из ножен, поцеловал гарду, в основании которой покоилась щепотка праха Святого Антония, и вонзил его в землю перед собою. 

Заходящее солнце осенило меня крестным знамением от моего меча. Я опустился на колени перед моим походным распятием и достал четки врученные мне Папой. Следовало помолиться, ведь я прибыл туда, куда меня привела воля Господа Нашего. Добрые христиане впереди – ждали помощи Святой Церкви и она прибыла. Я был далек от гордыни – полагать себя спасителем этих людей. Моя роль была куда скромнее. Один из двенадцати Паладинов Ватикана, при Престоле Божием. Верный слуга раба рабов божиих. 

Орудие Его. 

Деревня была обнесена высокой земляной насыпью, ближе к вершине утыканной остро заточенными кольями. Насыпь опоясывал плохонький, но ров, к которому был подведен небольшой ручей. Похоже, что дела у местных шли и правда плохо. 

Я положил ладонь на грудь, туда, где под дублетом висел на груди мой крест. Как и всегда, когда поблизости бродили слуги Сатаны – я почувствовал, как руку покалывает. И как и всегда я ощутил как душу наполняет праведный гнев. 

Перед въездными воротами стояло двое крестьян. В качестве брони они использовали стеганки обшитые плохо обработанными пластинками железа. В руках были явно сделанные наспех в местной кузне алебарды, с изрядно кривыми древками. Однако, всем своим видом они выражали решимость. 

Увидев меня стражи ворот подобрались. Один из них, тот что был постарше и мог похвастаться пышными, некогда соломенными а ныне почти седыми усами, шагнул вперед и вопросительно посмотрел на меня.

- Мне нужен ваш староста. 

- В недоброе время прибыли вы, благородный господин. Заезжайте скорее – в наших местах оставаться в ночи вне стен слишком опасно. 

- Благодарю тебя, добрый человек. Как я могу найти старосту? 

- Староста Яков живет в белом доме возле церкви. Как заедешь – сразу увидишь колокольню. Правь на нее. 

- Да благословит тебя Господь. – я осенил крестьянина крестным знамением. Реакция крестьянина меня удивила: он застыл с выражением ошеломления на лице, которое постепенно сменилось едва сдерживаемой надеждой.

- Добрый господин, а не вы ли тот самый рыцарь Церкви, который поможет нам избавится от адской напасти?! 

- Я приложу все усилия, и если Господь укрепит руку мою и сердце мое, то мерзкие отродья будут побеждены. – я наклонил голову. – И ты мне здорово поможешь, добрый человек, если расскажешь о том, что здесь происходит. 

- Пару лет назад начались нападения на деревни. Нападали на одну деревню в два – три месяца. В живых не оставалось никого. Сперва мы думали что это какие-то разбойники. Барон даже присылал сюда свою дружину. Сперва они не нашли никого… А потом просто не вернулись. 

Ну а дальше они напали на Штайнфельд. Это большое село. Были выжившие. Так мы узнали, что нападают не люди. Демоны. Людей они угоняют как скот.

Барон отказался присылать еще дружину, сказав, что его бойцы привыкли биться с людьми, а не с бесами. Но обещал написать в Ватикан. Выходит он сдержал свое слово?

- Сдержал. 

- Но… Милорд, наверное ваши оруженосцы, ваши воины отстали от вас? 

- Я понимаю, почему ты задаешь этот вопрос. Нет, у меня нет свиты. Но я не один. Со мною Господь наш. 

- Вы… - на лице крестьянина потрясение внезапно сменилось озарением и восторгом – Вы же.. вы.. полудин?! 

- Паладин, да. А теперь мне пора увидеться с вашим старостой. 

Дом старосты не особо выделялся на фоне остальных. Деревня явно была зажиточной – не даром в ней жили не крепостные а свободные крестьяне, которых, похоже, барон не слишком мучил налогами. Я сделал себе мысленную пометку при встрече похвалить барона за его доброту. 

Белый двухэтажный, с яркой глиняной черепицей дом почти примыкал к церковной ограде.

Дверь мне открыли, едва я постучал. Из проема на меня пахнуло свежим хлебом, тыквенной похлебкой и теплом домашнего очага. За порогом стоял юноша лет 14, уже вытянувшийся в росте и даже отпустивший легкий пушок под носом. При виде меня он воспитанно поклонился и посторонился пропуская меня внутрь. Вопросов задавать он не стал, похоже быстро сориентировавшись по моей внешности. Я ответил кивком головы и вошел. Мне на встречу уже спешил его отец – сходство было более чем достаточным свидетельством этого. 

...Еще один монстр упал, рассеченный от плеча до бедра моим клинком. Нет, горные тролли не были демонами в полном понимании этого слова, конечно. Эти волосатые, массивные создания принадлежали тьме по своей сути, по своему происхождению. Бездушные твари, порожденные бездной. Но в отличии от демонов они были вполне корпоральны, осязаемы и жестоки. И, вместе с тем, они были ничуть не глупее нас, людей. Это темное племя, угнездившееся там, где начинаются вечные снега севера, имело свою письменность, свои традиции, культуры и даже торговало с человеческими соседями… Когда не набегало на них за самой главной добычей - человеческим мясом. Похоже, сюда перекочевало целое племя этих людоедов: прошлая зима была очень суровой, с почти не прекращающимися морозами, да и лето выдалось серым и холодным. Немудрено, что эти монстры снялись со своих насиженных мест. 

Впрочем, это все не играло никакой роли – по их, отвергнувшие свет Христа души, Господь прислал меня. А это означало, что сохранить жизнь этим дьяволопоклонникам – это пойти против Воли Его.

Это была не первая моя стычка с троллями. Я неплохо знал на что они способны, и, возможно, явись я сюда облаченным обычной человеческой гордыней, я был бы убит уже первым из них. Против удара тяжелой, фунтов в сорок, палицей или мечом в половину меня ростом не помогает никакой доспех. Но моей эгидой была воля Его. А кто сможет устоять против Господа? 

«Сзади! Берегись!» - услышав этот голос я отреагировал моментально, падая на одно колено, одновременно разворачиваясь и нанося широкий режущий удар на том уровне где мгновением назад была моя грудь. Еще до того как я увидел как мой благословленный клинок рассекает кожаный доспех противника и мышцы его живота. Из раны мерзко вывалились блестящие, лоснящиеся жирком внутренности, а я, обратным движением, поднимаясь с колена снес голову. 

Кажется, враги кончились и у меня появилось время подумать что я только что услышал. 

Голос определенно был женским. Если судить по его интонациям и тональности, то он принадлежал совсем юной, чистой деве. Или ангелу. 

«Я не ангел, милый. Но мне очень приятно слышать что ты так думаешь про меня». Голос снова раздался в моей голове, и на сей раз я не мог списать его на то, что мне послышалось. Опасаясь дьявольского искуса – я осенил себя крестным знамением. 

- Кто ты! Назови себя! Что это за колдовство?! Или ты прячешься где-то? Если так – выйди и покажи себя. 

«Ох, если бы я могла, мой рыцарь… Если бы я могла» - голос тяжело, горестно вздохнул – «Я в заточении у князя горных троллей. Но среди его безделушек есть одна позволяющая мне видеть все, что происходит на расстоянии где-то двадцати лиг от его логова. И через нее же я могу обращаться к тебе»

- И кто же ты? 

«Я? Я… обычная девушка, которая оказалась здесь, в его новом замке. Зови меня Одетта, мой рыцарь.»

- Если то, что ты говоришь правда – я спасу тебя из плена. 

«Я даже не могла сметь на это рассчитывать… Позволишь ли ты мне сопровождать тебя в твоем пути? Я могу предупреждать тебя об опасностях, которые я увижу раньше тебя, подсказывать путь…»

- Хорошо. Расскажи мне - где находится этот замок? 

Это был сложный поход. На то, чтобы добраться до замка – у меня ушло более трех дней. Пробиваться приходилось с боями, когда я встречался с отрядами троллей. И все эти дни – меня поддерживал и вел светлый голос моей невидимой спутницы. Тепло ее сердца согревало меня ночами. Я никогда не ощущал себя одиноким, ведь Господь вел меня. Но теперь я ощущал что моя жизнь стала еще более полной чем до этого. Эти мысли были опасно близки к ереси, но я помнил Первое послание к Коринфянам в главе тринадцать: «А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; Но любовь из них больше.». Это успокаивало и пугало одновременно. Я никогда раньше не ощущал ничего подобного. Но это чувство, вместе с тем, наделяло меня еще большей силой. 

Всю дорогу до своей цели я удивлялся, как тролли так быстро (всего за пару лет) смогли построить целый замок. Ответ оказался на удивление прост: они его не строили. Они превратили в замок одинокую скалу стоявшую на берегу моря. Из вынутого из скалы камня были сложены стены. Сама скала была изрыта проходами, кое где затянутыми пергаментом или слюдяными пластинами. 

«Мой милый рыцарь, не надо рисковать своей жизнью – я подскажу тебе, где находится тайный вход в эту цитадель. Я знаю, что тебе поручено истребить всех троллей, чтобы защитить жителей этой земли. Но после того, как мы встретимся с тобою, я думаю, что смогу сделать так, чтобы тролли сами покинули эти земли. Я не могу допустить, чтобы ты погиб исполняя этот приказ. Мне даже представить себе это страшно и невыносимо!» 

- А что остановит их от возвращения? 

«Если все получится так, как я придумала – то они не станут возвращаться»

При всей кажущейся дикости – тролли оказались изобретательными строителями. Если бы не подсказки моей спутницы – я ни за что не нашел бы проход, скрытый под огромным валуном, поднимающимся хитрым рычажным механизмом. С ее же помощью проникнуть в замок оказалось совсем не сложной задачей. 

Понимая, что покинуть замок, растревоженный как улей в который вторгся шершень, сохранив жизнь и здоровье девушки не получится, я постарался пройти по указанному ей пути тайно и бесшумно, останавливаясь и пропуская патрули по ее подсказкам. Самой большой проблемой оказались патрули троллей с ручными полярными волками. Несколько раз эти огромные белые твари едва не обнаруживали меня. Помогла еще одна хитрость подсказанная мне моей прекрасной леди. Трава на которую она указала, и которой я тщательно натер свой доспех – сбила волков, заставив их вместо того, что бы напасть на меня – отчаянно чихать и тереть носы лапами. Волчий слух так же приходилось учитывать не меньше чем запах. Одна из белых тварей едва не выдала мое убежище, когда я тихонько вслух поблагодарил свою спасительницу. 

Понадобилось около часа, чтобы я вошел в зал…

Несмотря на внешнюю грубость замка, внутри он поражал своей отделкой. Зал, в который я вошел был довольно велик – ярдов пятьдесят в длинну и ярдов тридцать шириной, он был заставлен различными трофеями, захваченным троллями в их набегах, словно некая сокровищница. 

Теперь голос звучал не в моей голове. Я слышал девушку наяву, своими ушами. Впрочем зал скрадывал направление, откуда шел звук и казалось, что он идет со всех сторон сразу. А еще, ее прекрасный голос стал удивительно печален. 

- Я люблю тебя, мой рыцарь. Это странно и удивительно, но я полюбила тебя сразу как увидела, хотя и понимала, что шансы на то, что мы будем вместе… не велики… Молчи. Ничего не говори. Сначала послушай меня. Я хочу быть с тобою. Я хочу что бы ты взял меня в жены. И это важно для меня не только потому, что я тебя люблю.

- Я тоже полюбил тебя Одетта. И я не понимаю, почему ты все еще прячешься от меня. Выйди и давай покинем это место. 

- Нет. Прежде я прошу что бы, после того, как я выйду - ты пообещал мне. Пообещал, что возьмешь меня в жены. Проведешь к алтарю церкви. И принесешь обеты перед лицом Божиим. Пообещал по доброй воле. Потому что любишь меня. 

- После того как ты выйдешь? А почему не до? 

- Потому что я виновата перед тобою, но клянусь – это лишь потому что я полюбила тебя и понимала, что у меня не будет другого шанса встретиться с тобою и сказать тебе все. Пожалуйста, именем твоего Господа прошу – дай мне шанс! 

Я услышал шорох в пяти ярдах от себя слева и быстро развернулся, что бы увидеть как из-за повозки накрытой полотнищем серой грубой ткани, поднимается тролль. 

Меч оказался в моей руке раньше, чем я успел осознать что происходит. Тролль же упал на колени и склонил голову. Только в этот момент я осознал, что существо стоящее передо мною намного меньше тех троллей, с которыми я сражался всю дорогу, и далеко не так уродливо как они. 

Девушка-тролль не ощутив удара меча, медленно, с надеждой подняла на меня глаза. На ее грубоватом лице, в обрамлении иссиня-черных волос, огромные голубые глаза были совершенно человеческими, и они были полны боли и тоски. 

Медленно, двумя руками она вынула из висящей на бедре холщовой сумки троллий «святой символ» мерзкий пантакль Бафомета, выполненный из тонкой меди. Вытянула перед собою так, что бы я хорошо его разглядел, а затем сжала зубы и разорвала его. 

- Я никогда не служила этому злу. Я никогда не вкушала человеческой плоти. Я верю, что ты можешь спасти меня не только в жизни но в смерти. У нашего народа есть запретная легенда. О том, что если светлый рыцарь возьмет в жены такую.. такую как я… То… Ваш Господь милостив. Он… Он услышит… - девушка зарыдала, закрыв лицо руками. Со слезами смешивалась кровь – похоже она сильно поранилась, когда разрывала мерзость. Я молчал, не зная что сказать. 

- Я.. Я дочь князя троллей. Я смогу сделать так, чтобы они покинули эти края… А еще… Я знаю, тебе не нужно золото или серебро… Но я смогу одарить тебя не только своей любовью… Я подарю тебе коня, который быстрее любого из живущих. В его жилах течет малая толика крови Слейпнира. Я сплету тебе кольчугу из шерсти орихалковых овец, она осталась со времен Атлантиды. Нет ничего прочнее и легче такой кольчуги, и она защитит твою жизнь, о мой рыцарь, потому что без тебя мне не мила моя собственная жизнь…. Лишь дай мне шанс и я докажу тебе мою любовь и преданность… 

- Но.. Но ты же тролль. Вы прокляты Господом за ваше поклонение Сатане! – Я еще никогда не ощущал себя до такой степени глупо и сказал первое, что пришло мне на ум, уже произнося это, понимая, что это не имеет никакого смысла. 

- Я никогда ему не поклонялась! Я чиста перед Богом! И я хочу быть с тобою! Готова на все ради этого. Хочешь меч, который разрубает камень и сталь словно бумагу? Ты получишь его вместе со мною. 

…Я не слушал ее мольбы. Вместо этого я вспоминал все, что мы успели за эти дни пережить вместе. Я вспоминал долгие разговоры с ней перед сном. Моя собеседница оказалась весьма эрудированной для обычной деревенской девушки, какой я ее считал изначально. Стоило насторожиться уже тогда. Удивительно, насколько ее милый голос контрастировал с ее грубой внешностью. И нет, он не был мороком. Она и в жизни говорила все тем же нежным, прекрасным голосом. 

Я снова взглянул в ее глаза. В них все так же плескалось нарастающее отчаяние… Но так же, в них теплилась надежда… 

…Я поднял меч…

… 

Когда в церкви смолкли последние слова и настало время действовать – я шагнул вперед и поднял фату, что бы первый раз поцеловать свою жену. 

Поднял и отшатнулся, уронив фату. Стоящая передо мною девушка вздрогнула как от пощечины, понимая, почему это произошло… и ошибаясь при этом. Еще до того, как ее сердце будет разбито, я взял себя в руки, снова схватил фату, поднял ее и во все глаза уставился на ее лицо. 

Прекрасное, человеческое лицо красивейшей девушки из всех, каких я видел, на котором боль и непонимание постепенно сменялось удивлением и счастьем, по мере того, как она считывала взгляд моих глаз. 

- Неужели… Легенды… 

- Не врут. Ваши легенды не врали, Одетта. 

- Не «наши», мой милый, мой любимый, уже «не наши»… 

И мы скрепили брак поцелуем. 

promo eugene_df june 8, 2025 14:01 94
Buy for 100 tokens
Стало уже хорошим тоном - держать первым постом небольшой дисклеймер. Поддамся пожалуй этой моде и я. Итак, добро пожаловать в мой журнал. Заранее оговорюсь. Это нифига не дневник. "Литдыбров" здесь практически не бывает. В первую очередь - это дискуссионный клуб. Основные темы - это политика…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded