eugene_df (eugene_df) wrote,
eugene_df
eugene_df

Categories:

Герхард: Прага. Часть 1.

Прага встретила Герхарда дождями и влажной прохладой. Прибыв в город, Герхард успел пожалеть, что выехал из дома в одном легком, весеннем плаще. Нет, термометр, исправно показывал 11 градусов. Вот только промозглый ветер дующий с Влтавы – пронизывал насквозь. Март – явно не задался.

По хорошему, Герхарду следовало бы вернуться в гостиницу и переодеться, но, к сожалению, встреча назначенная у профессора Клубека перенесена быть не могла. Ему и без того пришлось уговаривать Петера найти для себя 15 минут. С учетом того, что на кону стоял доступ в закрытую часть архивов Universitas Carolina…

В общем, фон Берски не выдержал. Дождавшись, когда по дороге попадется более-менее безлюдная подворотня, маг свернул в нее, после чего обнял себя за плечи, сосредоточился и прошептал: “Voluntatem meam - moderari corpore mea. Meam virtus - est moderari spirit mea. Nunc, Ego sum mandatum! Mana erit calefaceret corpus meum!”.

Глаза мага засветились изнутри теплым, золотистым сиянием. Шевельнулись тени – не потому, что их разогнал свет – просто Прага была настолько древним и насыщенным магией и тайнами городом, что и тени в ней стали некоторым образом живые, чувствующие творимую волшбу.

Спустя еще пару секунд, Герхард ощутил, что холода больше не ощущает. Вообще, заклинание было из достаточно расточительных и ману на тепло меняло по весьма невыгодному курсу, но – имело одно большое достоинство: не требовало никакой подготовки и запускалось простой вербальной формулой. Ну а запасов маны молодого мага, при текущем сочетании погоды и экипировки – хватило бы на пару дней.

Встряхнувшись, словно мокрый, лохматый пес – маг вернулся к своему маршруту.



Профессор уже ждал Герхарда у своего дома, возле такси. Герхард, не без некоторого злорадства подумал, что с сегодняшними пробками, ехать профессор будет долго.

- Герр Шпенглер? Рад вас видеть. Вы привезли, то, что обещали?

- Привез, господин Клубек. Надеюсь, вас удовлетворит то, что вы найдете в этом кейсе. Единственная просьба – не пытайтесь провести ритуал, который там описан. Большая часть знаний о нем – считается утерянной, а некоторые компоненты практически недоступны. Но даже если вам удастся восстановить утерянные части и найти все… В общем, я полагаю, что результат может оказаться совсем не тем, который можно было бы ожидать.

- Спасибо за предупреждение. Тем не менее, полагаю, что как профессор теологии, я компетентен в данном вопросе несколько больше, чем писатель. Пусть даже и в жанре ужасов.

- Разумеется. Уверен в этом! Надеюсь – вы сможете в последствии рассказать мне о результатах вашего эксперимента.

- Возможно. Насколько я понимаю – вас интересовал доступ в закрытые фонды нашей библиотеки. Я подготовил вам гостевой доступ на три дня. Условия вам, думаю, известны: никакой фото и киносъемки. Никаких голосовых записей. Заметки делать разрешено, но все записи должны быть предъявлены к досмотру библиотекарем, и то, что будет сочтено излишним – может быть изъято. Рассказывать о том, что вы там найдете, кому-то, кроме лиц, так же допущенных в хранилище – запрещено. Вот, возьмите карточку. Адрес я скинул вам в «скайп».

- Забавно. А мозг мне библиотекарь не вскроет, случайно? Ну – на случай, если сочтет, что я что-то не то прочитал?

- Не вскроет. Собственно, память – это лучшее и надежнейшее хранилище для любых тайн. Постепенно – самоочищающееся. Прощайте, Герхард.

- Прощайте, господин профессор. Надеюсь, все же, на ваше благоразумие в отношении переданной вам рукописи.

...Словно дождавшись отъезда профессора, выглянуло весеннее солнце. Прага, и без того красивая, заиграла новыми красками. Герхард редко бывал в городе и плохо в нем ориентировался, но направление на Карлов мост более-менее точно, определить сумел. В конце-концов, согреваемый заклинанием он мог не бояться сырости с реки. А вот обычные туристы, которых в это время были и без того немного – скорее всего, мостов, равно как и самой реки, в силу холода избегали. Так что, Герхард вполне обоснованно предположил, что ему выдался редкий шанс увидеть мост в его, так сказать, «первозданном», не забитом туристами варианте.

Конечно, чутье мага оказалось несколько менее надежным, чем GPS-навигация. Герхарду пришлось поплутать, что бы выйти на набережную, и уже с нее провести корректировку курса. Использовать свой недавно купленный четвертый «айфон», маг не захотел принципиально: ему нравилось иногда самостоятельно разгадывать географические задачки чужих городов. Плюс, ему всегда казалось, что таким образом он добивается расположения Духа Города.

Предположение о количестве туристов оказалось полностью верным. Несколько спешащих по делам прохожих, лохматый, рыжий, могучий, и, видимо, ничейный пес, судя по жесткой шерсти и бороде, имеющий в своем роду кого-то из терьеров, и молодая художница, что-то вдохновенно набрасывающая углем на холсте. Девушка привлекла внимание мага: невысокая, чуть полная (скорее пышечка, чем толстушка – что ей, в общем-то, чрезвычайно шло), с необычным лицом, на котором выделялись горящие внутренним светом глаза, она все быстрее и быстрее наносила короткие, точные линии. Из этих штрихов – складывался костел Святого Франциска… Но… Куда более живой и при этом куда боле мрачный, чем можно было бы увидеть обычным глазом. На костел, на его колокольню, сидя на перилах, видимой на картинах части Карлова моста и запрокинув голову, смотрела русалка. Лица ее видно не было, но судя по удивительно тонко переданной динамике, русалка кого-то ждала и, похоже, чего-то боялась.

Художница работала в бешеном темпе – картина с каждой секундой обретала объем и свою, внутреннюю жизнь. Несмотря на то, что автор использовала лишь черно-серо-белую палитру, изображенная сцена казалась чуть ли не более настоящей, чем, собственно, живой вид с моста.

Картина настолько увлекла мага, что он даже не заметил, что девушка ощутила его взгляд и повернулась, и, как следствие – не успел отвести от картины глаз.

- Ой. – задушено пискнула девушка и густо покраснела. – Извините. Я вам обзор закрываю, да?

- Обзор? – Герхард оторопело обвел глазами практически пустой мост.

- Я сейчас все уберу. Извините меня пожалуйста. – художница схватилась за мольберт.

- Стоп-стоп-стоп! – чешским, сам по себе, маг владел крайне посредственно, поэтому, перед поездкой не поленился провести «Вавилонский ритуал». Стоило ему это стакана крови, примерно грамма золота и жуткой головной боли, но на ближайший месяц, на чешском он говорил в совершенстве.

- Не надо ничего и никуда убирать. Я просто залюбовался вашей картиной. Вы потрясающе рисуете.

- Да нет… Я так… Иногда… хобби… пыта… брпрпрбпр…. – с каждым сказанным словом громкость у художницы падала и последние слова Герхард просто не смог разобрать, как ни пытался. Девушка пробормотала их себе совершенно «под нос», покраснев еще больше, хотя это и казалось принципиально невозможным.

- Скажите, а ваши картины можно где-то купить?

- Брпрьпрпь…

- Простите, а можно чуть-чуть громче?

- Можно… Только у меня их сейчас не осталось…

Герхард еще раз посмотрел на холст. Похоже, что картина была уже закончена. И она чертовски нравилась магу.

- Хорошо, а как вы смотрите, если я куплю у вас эту картину? Сколько она будет стоить?

Девушка, внезапно для мага, всхлипнула и принялась заполошно собирать мольберт. Свернутый холст – молча ткнулся в руки мага.

- Слушайте, я так не могу. Я вас чем-то обидел что ли?

- брпрбр… нет…

Художница подхватила свои вещи и чуть ли не бегом понеслась прочь. Маг ошарашенно проводил гениальную девушку взглядом и удивленно моргнул. Герхарду, разумеется, доводилось встречать стеснительных людей. Но не до такой же степени!

Покачав головой, он продолжил свой путь. Насколько фон Берски помнил, где-то на противоположном от костела берегу – находился весьма достойный ресторанчик «У трех страусов», при одноименном отеле.

Пройти Герхард успел ровно половину моста, прежде чем сзади раздался истошный визг. Что особенно характерно, визг был явно мужской.

Маг, развернулся на каблуках, готовясь развернуть веер защиты… и замер. На перилах сидела русалка с картины молодой художницы. Сейчас, она повернулась на визг лицом. Почему-то, именно таким, Герхард ее лицо и предполагал: красивое, но нечеловеческое, чуть вытянутое. «Эльфийское», почему-то подумал маг.

Похоже, русалка и сама остолбенела от столь пронзительного визга. Впрочем, в себя она пришла раньше всех. Раздраженно дернув уголком губ, русалка бросилась вниз, с моста. Глухой всплеск и расходящиеся круги на глади реки – вот и все что осталось в память об инциденте.

Малочисленные прохожие, видевшие произошедшее своими глазами, теперь ошеломленно переглядывались, словно пытались понять – что это было?! Впрочем, ожидать, что случившееся надолго отложиться в памяти обывателей – не приходилось. Достать смартфон и сделать видео ни кто не успел, а из памяти произошедшее улетучится само еще до конца дня. Защитные механизмы человеческой психики – очень легко умеют переводить встречу со сверхъестественным, в «это мне показалось» или «взрыв болотного газа».

Маг очень медленно, стараясь контролировать каждое свое движение развернул полотно, которое все еще сжимал в руках. На обороте, между прочим, обнаружилось и имя художницы: «Олинка Кршестянска».

По холсту, под серыми облаками, все так же текла Втлава. К костелу Святого Франциска – устремлялся Карлов Мост.

На перилах русалки не было.
Tags: Герхард Берски фон Шпенглер, Литература, Мастерская, Обсуждение
Subscribe

promo eugene_df june 8, 2025 14:01 94
Buy for 100 tokens
Стало уже хорошим тоном - держать первым постом небольшой дисклеймер. Поддамся пожалуй этой моде и я. Итак, добро пожаловать в мой журнал. Заранее оговорюсь. Это нифига не дневник. "Литдыбров" здесь практически не бывает. В первую очередь - это дискуссионный клуб. Основные темы - это политика…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments