eugene_df (eugene_df) wrote,
eugene_df
eugene_df

Category:

Глава вторая

Глава вторая: «Собачья голова с метлой»

Предыдущая часть: http://eugene-df.livejournal.com/100071.html

Иван Васильевич «Грозный». Рюрикович. Кровь от крови старой династии. Последний из потомков князей-основателей, занимавший Русский Престол (Федора в расчет я не беру).
Фигура одиозная, фигура абсолютно неоднозначная. Человек который жестко воевал с тем же Новгородом (впрочем, у Рюриковичей это вообще семейное – легче сказать кто из них Новгород не палил. Да и сам Новгород – тоже, не оплот благочестия), человек, передушивший половину бояр. Царь-поэт и самодур. Талантливый политик.
Ну, положим, прозвище свое он заслужил вполне себе по праву. Действительно был грозным. Да и для избалованного «дикостью» русского населения – 20 000 (это по самым пессимистическим оценкам) мирного населения, так или иначе пущенного в расход – как то многовато. С другой стороны – в историческом контексте, среди его современником трудно найти личность столь же «белую и пушистую». В частности, в той же Великобритании, в это же время примерно по столько человек отправлялось на плаху ежегодно. Европа, однако. Цивилизация.
С другой стороны – это именно ему Россия должна быть благодарна по сей день тем, что по нам так и не прокатилась «черная смерть». Да, общеевропейская пандемия осталась позади, но отдельные вспышки бушевали аж до 17-го века.
К нам же эпидемия в те годы не попала только в силу того, что по решению Грозного были организованны, как мы назвали бы их сегодня, карантинные лагеря.
Т.е. на границе, строились «скородома», в каковых на две недели и поселялись купеческие караваны. Эти самые «постоялые дворы» были замечательно пропитаны смолой, и горели, если что – крайне быстро и эффективно. Уничтожая и проявивших инфекцию и саму инфекцию с железной надежностью. Принцип простой. Если за две недели – кто-то из купцов или челяди, обнаруживал признак болезни – постоялый двор просто сжигался. Вместе с караваном. Слава богу – случаев таких было всего два или три. Но представьте себе, что было бы, если бы больные дошли таки до густозаселенной Москвы? (А вот Новгород, кстати, который не торопился соблюдать требования государя – чуму, таки получил. Ну, как говорится – за что боролись…)



В общем, как я уже сказал, фигура неоднозначная. К примеру два противоположных свидетельства:
Один из современников пишет о 30-летнем Грозном: «Обычай Иоаннов есть соблюдать себя чистым пред Богом. И в храме, и в молитве уединенной, и в совете боярском, и среди народа у него одно чувство: „Да властвую, как Всевышний указал властвовать своим истинным Помазанникам!“ Суд нелицеприятный, безопасность каждого и общая, целость порученных ему государств, торжество веры, свобода христиан есть всегдашняя дума его. Обремененный делами, он не знает иных утех, кроме совести мирной, кроме удовольствия исполнять свою обязанность; не хочет обыкновенных прохлад царских… Ласковый к вельможам и народу — любя, награждая всех по достоинству — щедростию искореняя бедность, а зло — примером добра, сей Богом урожденный Царь желает в день Страшного суда услышать глас милости: „Ты еси Царь правды!“»
Карамзин Н. М. Указ, соч., с. 563
И параллельно другое:
«Он так склонен к гневу, что находясь в нем, испускает пену, словно конь, и приходит как бы в безумие; в таком состоянии он бесится также и на встречных. — Пишет посол Даниил Принц из Бухова. — Жестокость, которую он часто совершает на своих, имеет ли начало в природе его, или в низости (malitia) подданных, я не могу сказать. <...> Когда он за столом, то по его правую руку садится старший сын. Сам он грубых нравов; ибо он опирается локтями на стол, и так как не употребляет никаких тарелок, то ест пищу, взяв ее руками, а иногда недоеденное кладет опять назад в чашку (in patinam). Прежде чем пить или есть что-нибудь из предложенного, он обыкновенно знаменует себя большим крестом и взирает на повешенные образа Девы Mapии и Святого Николая.»
Даниил Принц из Бухова. Начало и возвышение Московии
Тем не менее – одним из его деяний была новая политическая организация страны. Прежде всего – исполнительной власти. Это именно им была создана система «приказов». Первых в России госучреждений. Министерств, если угодно.
Вообще – дадим слово «Википедии»:

«С 1549 года вместе с Избранной радой (А. Ф. Адашев, митрополит Макарий, А. М. Курбский, протопоп Сильвестр) Иван IV провел ряд реформ, направленных на централизацию государства: Земскую реформу, Губную реформу, провел преобразования в армии. В 1550 году был принят новый судебник, который подтвердил право свободного перехода крестьян. В 1549 созван первый Земский собор. В 1555—1556 Иван IV отменил кормления и принял Уложение о службе.
Откупная грамота вводила выборные земские власти:
• Излюбленные старосты
• Излюбленные головы
• Земские старосты
• Выборные старосты
• Излюбленные, выборные судьи
Наиболее удачно земская реформа прошла в северо-восточных русских землях, где преобладало черносошное (государственное) крестьянство и было мало вотчинников, хуже в южнорусских, где преобладали бояре-вотчинники.
Судебник и царские грамоты предоставляли крестьянским общинам право самоуправления, раскладки податей и надзора за порядком.
Поголовное вооружение стрельцов огнестрельным оружием ставило их выше пехоты западных государств, где часть пехотинцев (пикинеры) имела только холодное оружие. Следовательно, в образовании пехоты Московия, в лице царя Иоанна Грозного, намного опередила Европу.[28]
«Приговор о местничестве» способствовал значительному укреплению дисциплины в войске, повышению авторитета воевод, особенно не знатного происхождения, и улучшению боеспособности русского войска, хотя и встретил большое сопротивление родовой знати. [29]
При Иоанне Грозном был запрещён въезд на территорию России еврейских купцов. Когда же в 1550 польский король Сигизмунд-Август потребовал, чтоб им был дозволен свободный въезд в Россию, Иоанн отказал в таких словах: «в свои государства Жидом никак ездити не велети, занеже в своих государствах лиха никакого видети не хотим, а хотим того, чтобы Бог дал в моих государствах люди мои были в тишине безо всякого смущенья. И ты бы, брат наш, вперёд о Жидех к нам не писал», поскольку они русских людей «от христианства отводили, и отравные зелья в наши земли привозили и пакости многие людям нашим делали».
С целью устроить типографию в Москве царь обратился к Кристиану II с просьбой выслать книгопечатников, и тот прислал в 1552 году в Москву через Ганса Миссингейма Библию в переводе Лютера и два лютеранских катехизиса, но по настоянию русских иерархов план короля по распространению переводов в нескольких тысячах экземпляров был отвергнут.
В начале 1560-х годов Иоанн Васильевич произвел знаковую реформу государственной сфрагистики. С этого момента в России появляется устойчивый тип государственной печати. Впервые на груди древнего двуглавого орла появляется всадник — герб князей Рюрикова дома, изображавшийся до того отдельно, и всегда с лицевой стороны государственной печати, в то время как изображение орла помещалось на оборотной: «Того же году (1562) февраля в третий день Царь и Великий Князь печать старую меньшую, что была при отце его Великом Князе Василии Иоанновиче, переменил, а учинил печать новую складную: орел двоеглавый, а среди его человек на коне, а на другой стороне орел же двоеглавый, а среди его инърог». Новая печать скрепила договор с Датским королевством от 7 апреля 1562 года.»


Но самым неоднозначным его решением – была организация так называемого «опричного войска». Или, как оно более известно «опричнины». Снова дадим слово «Википедии»:

«Падение Избранной Рады оценивается историками по-разному. По мнению В. Б. Кобрина, это было проявлением конфликта двух программ централизации России: путем медленных структурных реформ или стремительно, силовым путем. Историки считают, что выбор второго пути обусловлен личным характером Ивана Грозного, не желавшего слушать людей, не согласных с его политикой. Таким образом, после 1560 г. Иван становится на путь ужесточения власти, который привел его к респрессивным мерам.
По мнению Р. Г. Скрынникова, знать легко бы простила Грозному отставку его советников Адашева и Сильвестра, но она не желала мириться с покушением на прерогативы боярской Думы. Идеолог боярства Курбский самым решительным образом протестовал против ущемления привилегий знати и передачи функций управления в руки приказных (дьяков): «писарям русским князь великий зело верит, а избирает их ни от шляхетского роду, ни от благородна, но паче от поповичей или от простого всенародства, а то ненавидячи творит вельмож своих».

Новые недовольства князей, считает Скрынников, вызвал царский указ от 15 января 1562 года об ограничении их вотчинных прав, ещё больше чем прежде уравнивавший их с поместным дворянством. Вследствие этого в начале 1560-х гг. среди знати появляется стремление бежать от царя Ивана за границу. Так, дважды пытался бежать за рубеж и дважды был прощён И. Д. Бельский, были пойманы при попытке к бегству и прощены князь В. М. Глинский и князь И. В. Шереметев. Среди окружения Грозного нарастает напряженность: зимой 1563 года перебежали к полякам боярин Колычев, Т. Пухов-Тетерин, М. Сарохозин. Был обвинен в измене и сговоре с поляками, но после помилован наместник г. Стародуба князь В. Фуников. За попытку уйти в Литву смоленский воевода князь Дмитрий Курлятев был отозван из Смоленска и сослан в отдаленный монастырь на Ладожском озере. В апреле 1564 года в Польшу перебежал в опасении опалы Андрей Курбский, как позднее указывает в своих сочинениях сам Грозный, прислав оттуда Ивану обвинительное письмо.

В 1563 г. дьяк Владимира Андреевича Старицкого Савлук Иванов, посаженный князем за что-то в тюрьму, подал донос о «великих изменных делах» последнего, что тотчас нашло живой отклик у Ивана. Дьяк утверждал, в частности, что Старицкий предупредил полоцких воевод о намерении царя осадить крепость. Царь простил брата, но лишил части удела, а княгиню Ефросинью Старицкую 5 августа 1563 г. велел постричь в монахини Воскресенской обители на р. Шексне. При этом последней было позволено сохранить при себе прислугу, получившую несколько тысяч четвертей земли в окрестностях монастыря, и ближних боярынь-советниц, а также разрешены поездки на Богомолье в соседние обители и вышивка. Веселовский] и Хорошкевич выдвигают версию добровольного пострижения княгини в монахини.

В 1564 г. русское войско было разбито на р. Уле. Есть версия, что это послужило толчком к началу казней тех, кого Грозный счел виновниками поражения: был казнены двоюродные братья — князья Оболенские, Михайло Петрович Репнин и Юрий Иванович Кашин. Считается, что Кашин был убит за отказ плясать на пиру в скоморошьей маске, а Дмитрий Фёдорович Оболенский-Овчинина — за то, что попрекнул Фёдора Басманова его гомосексуальной связью с царем, за ссору с Басмановым был казнен и а также известный воевода Никита Васильевич Шереметьев.

В начале декабря 1564, согласно исследованиям Шокарева, была предпринята попытка вооружённого мятежа против царя, в которой принимали участие западные силы: «Многие знатные вельможи собрали в Литве и в Польше немалую партию и хотели с оружием идти против царя своего».

В 1565 Грозный объявил о введении в стране Опричнины. Страна делилась на две части: «Государеву светлость Опричнину» и земство. В Опричнину попали, в основном, северо-восточные русские земли, где было мало бояр-вотчинников. Центром Опричнины стала Александровская слобода, новая резиденция Ивана Грозного, откуда 3 января 1565 года гонцом Константином Поливановым была доставлена грамота духовенству, боярской Думе и народу об отречении царя от престола. Хотя Веселовский считает, что Грозный не заявлял о своем отказе от власти, но перспектива ухода государя и наступления «безгосударного времени», когда вельможи могут снова заставить городских торговцев и ремесленников все делать для них даром, не могла не взволновать московских горожан.

Указ о введении Опричнины был утверждён высшими органами духовной и светской власти — Освященным собором и Боярской Думой. Также есть мнение, что этот указ подтвердил своим решением Земский собор. Однако, по другим данным, члены Собора 1566 г. резко протестовали против опричнины, подав челобитную об отмене опричнины за 300 поодписей; все челобитчики были немедленно посажены в тюрьму, но быстро выпущены (как полагает Р. Г. Скрынников, благодаря вмешательству митрополита Филиппа; 50 подвергли торговой казни, нескольким урезали языки, трёх обезглавили.

Началом образования опричного войска можно считать тот же 1565 год, когда был сформирован отряд в 1000 человек, отобранных из «опричных» уездов. Каждый опричник приносил клятву на верность царю и обязывался не общаться с земскими. В дальнейшем число «опричников» достигло 6000 человек. В Опричное Войско включались также и отряды стрельцов с опричных территорий. С этого времени служилые люди стали делиться на две категории: дети боярские, из земщины, и дети боярские, «дворовые и городовые», то есть получавшие государево жалование непосредственно с «царского двора». Следовательно, Опричным Войском надо считать не только Государев полк, но и служилых людей, набранных с опричных территорий и служивших под начальством опричных («дворовых») воевод и голов.

Шлихтинг, Таубе и Крузе упоминают 500—800 человек «особой опричнины». Эти люди в случае необходимости служили в роли доверенных царских порученцев, осуществлявшие, охранные, разведывательные, следственные и карательные функции. Остальные 1200 опричников разделены на четыре приказа, а именно: Постельный, ведающий обслуживанием помещений дворца и предметами обихода царской семьи; Бронный, то есть оружейный; Конюшенный, в ведении которого находилось огромное конское хозяйство дворца и царской гвардии, и Сытный — продовольственный.
(Здесь я пожалуй вставлю свое веское слово. Дело в том, что вся вышеперечисленная троица – судя по последним исследованиям – имела отношение к опричине не сильно большее, чем я, скажем, к Большому Театру. Впрочем – в России побывали, и кое что знали. Вот только в самой опричнине не состояли даже близко)

Будучи опричным игуменом, царь исполнял все монашеские обязанности. В полночь все вставали на полунощницу, в четыре утра — к заутрене, в восемь начиналась обедня. Царь показывал пример благочестия: сам звонил к заутрене, пел на клиросе, усердно молился, а во время общей трапезы читал вслух Священное Писание. В целом, Богослужение занимало около 9 часов в день.»


Фактически, наверное именно «опричнину» следует считать первой русской спецслужбой. По крайней мере – большее воплощение исполнительной власти представить себе сложно.
Именно опричники стали воплощением и МВД и КГБ того времени. Странствуя по всей стране, и разыскивая «измену, ересь и колдовство» - они внесли немалый вклад в борьбу с преступностью. Кстати, есть серьезные основания полагать, что знаменитые «метла и собачья голова» - в реальности к опричникам отношения не имели и никогда ни где, кроме воспаленного воображения господина Краузе не существовали. (что и неудивительно. Это немец Краузе, в силу европейских гигиенических особенностей того времени, запаха разлагающейся (особенно летом) собачьей головы – скорее всего просто не заметил бы. А вот для русского опричника, с его вполне русскими культурными традициями, типа регулярного посещения бани – такое, простите, амбре – сильно снизило бы его боеспособность. Тяжело высматривать «злодеев государевых», когда от запаха глаза слезятся и нутро выворачивает). Впрочем – к нашей работе это отношения не имеет.

Кстати, интересный факт. Принято считать, что в те времена, все следственное дело сводилось исключительно к пыткам. Работа следователя тех времен в современном общественном сознании, подхлестнутое шедеврами типа «колодец и маятник», Э. По – видеться как непыльное ремесло обычного палача: Нашел первого попавшегося крестьянина, вывесил его на дыбу (еще одно общественное заблуждение – дыба, это вовсе не доска с механизмом растягивания «клиента». Дыба – это вбитый в потолок крюк, на который «клиент» вешается за руки, предварительно заведенные за спину и там связанные. Эффект получается не хуже чем на приписываемых инквизиции агрегатах, более достойных пера Герона Александрийского или хотя бы Великого Леонардо.), и выслушав как бедный крестьянин сознался во всех грехах вплоть до убийства Кеннеди – отправил его на эшафот. В реальности – все обстояло несколько иначе. Дыба – служила не ultima indicium, а всего лишь подтверждением уже собранных материалов. Т.е. следствие велось полноценно. Подозреваемый, выбирался не броском костей, а вполне научными, отработанными методами: опросом свидетелей, сбором и анализом улик. И только когда уверенность в виновности вполне определенного фигуранта доходила до своего апогея – вставал вопрос о дыбе.
«Злодея» брали (шумно или нет зависело от самого «злодея»), выставляли перед ним все собранные материалы, и интересовались – не появилось ли у него острого желания облегчить душу? Если такового не появлялось – начинались пытки. Что интересно – они тоже были четко регламентированы. Три подхода к дыбе через три дня. При каждом подходе – разрешено использовать «усиливающие» методы. Типа, скажем, горящего веника. Если подозреваемый не сознался за все три подхода – чаще всего он признавался невиновным, и следствие продолжалось уже с новым фигурантом. Тот маленький нюанс, что после трех вывешиваний на дыбе по несколько часов, большинство людей, кроме обладателей самых прочных организмов – превращались в инвалидов (связки – столь непочтительного обращения с собой не прощают), в расчет как то не принимался.

После смерти Грозного – на Руси воцарилась смута. Ни Борис Годунов, ни, тем более, Василий Шуйский (о котором можно тоже написать не одну работу, вот только цензурными там будут разве что междометия) – особо, стране, в области закона, права и порядка ничего не дали. Тоже можно сказать и о Михаиле Тишайшем…. Так что - я предлагаю сразу перейти к времени Петра Первого.
Subscribe

promo eugene_df june 8, 2025 14:01 94
Buy for 100 tokens
Стало уже хорошим тоном - держать первым постом небольшой дисклеймер. Поддамся пожалуй этой моде и я. Итак, добро пожаловать в мой журнал. Заранее оговорюсь. Это нифига не дневник. "Литдыбров" здесь практически не бывает. В первую очередь - это дискуссионный клуб. Основные темы - это политика…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment